ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103

Духовник


В те времена, когда святой Иларион{3_2_2_01} был еще живой,

хотя и очень обременен годами, жил в городке Газа человек по

имени Иосиф Фамулус, до тридцатой собственной весны ведший жизнь

мирскую и читавший языческие книжки ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, но потом, через

даму, которой домогался, он узнал божественное учение и

сладость христианских добродетелей, принял святое крещение,

отрекся от собственных грехов и долгие и длительные годы просидел у ног

пресвитеров собственного городка, с скупым ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 любопытством внимая настолько

возлюбленным всеми рассказам о жизни благочестивых пустынников,

покуда в один красивый денек, уже 30 6 лет от роду,

не ступил на тот путь, который прошли до него святые Павел и

Антоний{3_2_2_02}, а за ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ними и многие праведники. Он передал

остаток собственного достояния старейшинам, чтобы те разделили его

меж бедняками общины, простился у городских ворот с близкими

своими и ушел из городка в пустыню, из опостылевшего мира -- в

небогатую жизнь кающихся отшельников ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103.

Долгие и длительные годы жгло и сушило его солнце, он стирал для себя на

молитве кожу с колен о камешки и песок, он воздерживался от еды

до захода солнца, чтоб потом сжевать свою горстку фиников ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103;

бесы допекали его искушениями, издевками и соблазнами, он

оборонялся молитвою, аскезой, отречением от себя самого,

подобно тому как мы читаем это в жизнеописаниях святых отцов.

Долгие ночи проводил он без сна ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, следя за звездами, да и звезды

вводили его в соблазн, и смущение, он узнавал звездные

фигуры, по которым некогда научился вычитывать истории богов и

подобия людского естества, -- наука, непременно

отвергавшаяся пресвитерами, но еще длительно досаждавшая ему

видениями ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и идеями из его языческих времен.

Всюду, где в тех краях посреди нагой и бесплодной пустыни

лупил источник, зеленела травка, показывался большой либо малый оазис,

жили тогда отшельники, другие в полном уединении ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, другие маленькими

братствами, как это изображено на одной фреске пизанского

Кампо-Санто{3_2_2_03}; ратуя за жизнь в бедности и проповедуя

любовь к ближнему, они были приверженцами некоторой огненной ars

moriendi{3_2_2_04} -- искусства умирания, умирания для мира и

для собственного "я", отшествия ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 к нему, Спасителю, в светлое и

вечное бытие. Их посещали ангелы и бесы, отшельники

слагали гимны, изгоняли бесов, врачевали и благословляли,

как будто бы взяв на себя задачку компенсировать суетность, грубость,

похоть настолько ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 многих уже ушедших и настолько многих будущих веков

массивным порывом духовного горения и самоотречения, экстатическим

преизбытком воли к подвигу. Кое-кто из их, возможно, обладал

древними приемами очищения, восходящими к идолопоклонству,

средствами и упражнениями уже столетия ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 практиковавшейся в Азии

науки одухотворять себя, но об этом не говорилось вслух, да

никто уже и не учил этим приемам йогов, на их был наложен

запрет, которому христианство все в большей и большей ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 степени подвергало

все языческое.

У неких из этих пустынников присущее их жизни духовное

горение породило особенные дары, дар молитвы я врачевания

возложением рук, дар предсказания и изгнания бесов, дар суда и

кары, утешения и благословения. И ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 в душе Иосифа дремал некоторый

дар, и с возрастом, когда волосы его поредели, дар этот созрел. То

был дар слушания{3_2_2_05}. Стоило кому-нибудь из отшельников

либо гонимому совестью мирянину явиться к Иосифу и поведать о

собственных поступках ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, страданиях, искушениях и ошибках, поведать о

собственной жизни, о собственном стремлении к добру и собственном поражении либо о

собственных утратах, о горе собственном и печали, как Иосиф открывал

кающемуся слух и сердечко, как будто ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 желал вобрать в себя все горе

его и заботы, скрыть их внутри себя и отпустить его уже

освобожденным и успокоенным. Равномерно за эти долгие и длительные годы

Иосиф полностью ушел в свою службу, превратившись в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 орудие, в

некоторое ухо, к которому люди обращаются с доверием. Величавое

терпение, какая-то привораживающая кротость и молчаливость были

его добродетелями. И люди все почаще стали приходить к нему,

чтоб выговориться, сбросить с себя накопившиеся горести ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, но

иному кающемуся так и недоставало смелости, решимости для

признания, хоть он и сделал большой путь до тростникового

шалаша Иосифа. Прибыв, он принимался юлить, стыдился, как будто

дорожил своими грехами, вздыхал и длительно отмалчивался после

приветствия, а он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, Иосиф, бывал со всеми схож -- охотно либо

против воли, торопясь либо запинаясь, выдавали вторженцы свои

потаенны, со злобою либо гордыней расставались с ними. Для него все

были равны: винил ли человек бога либо себя самого,

умалял ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 либо преумножал свои грехи и мучения,

исповедовался ли в убийстве либо всего только в нарушении

целомудрия, оплакивал ли он измену любимой либо загубленное

духовное спасение. Иосиф не приходил в кошмар, когда гость

повествовал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 о близком знакомстве с демонами и по всем признакам

был с самим чертом на "ты", он не сердился, когда другой за

длинноватыми и скучноватыми излияниями пробовал утаить самое принципиальное, он

не выходил из себя, когда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 гость строил на себя бредовые

обвинения в вымышленных грехах. Казалось, все, что слышал

Иосиф: жалобы, признания, обвинения, муки совести -- все

впитывал он в себя, как песок пустыни впитывает дождик;

казалось, он ни о чем же не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 имеет суждения и нет в нем ни жалости,

ни неприязни к исповедующемуся, и все таки, а может быть, конкретно

потому, то, что ему поверяли, представлялось произнесенным не

впустую, но во время самой исповеди, во ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 время слушанья ее оно

вроде бы преображалось, становилось легче, а то и совсем исчезало.

Изредка когда он увещевал либо предупреждал, еще пореже рекомендовал

либо приказывал, это как будто бы и не входило в его ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 обязанности,

ну и исповедовавшиеся ощущали, что это не его дело. Его

дело было пробуждать и принимать доверие, терпеливо и любовно

слушать, помогать этим еще не созрелой исповеди совсем

оформиться, дать всему, что застоялось и затвердело ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 в душе

гостя, растаять и стечь, вобрать все это в себя и облечь в

молчание. Исключительно в конце исповеди, будь она ужасной либо

безопасной, кроткой либо тщеславной, он повелел кающемуся стать

на колени рядом с собой, читал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 "Отче наш" и, до того как

отпустить грешника, целовал его в лоб. В службу его не входило

налагать епитимью либо кару, ну и давать формальное отпущение

грехов он почитал себя не вправе, он не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 судил и не прощал.

Выслушав и осознав, он вроде бы брал на себя совиновность, помогал

нести чужое бремя. Своим молчанием он хоронил и предавал

забвению услышанное. Молясь вкупе с грешником после исповеди ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

он представал перед ним как брат и равный. Целуя покаявшегося,

он как будто благословлял его, но быстрее как брат, ежели как

исповедник, быстрее нежно, чем торжественно.

Слава о нем разнеслась по всем окрестностям ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Газы, его

знали далековато в окружении и иногда даже ставили рядом с

высокопочитаемым величавым духовником Дионом Пугилем{3_2_2_06},

чья известность, вобщем, была лет на 10 старее, ну и

зиждилась совершенно на ином; ибо Дион славился конкретно тем ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, что

читал в душах доверившихся ему резвее и отчетливее, ежели во

понятных словах, нередко поражая неуверенно исповедовавшегося, когда

высказывал ему напрямик все его невысказанные грехи. Этот

сердцевед, о котором Иосиф слышал изумительные рассказы и с

которым он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 сам никогда бы не осмелился сопоставить себя, был

боговдохновленным наставником заблудших душ, величавым арбитром,

карателем и организатором: он налагал епитимьи, обязывал к

бичеванию и паломничествам, освящал супружеские союзы, заставлял

противников к примирению и воспользовался не наименьшим авторитетом, чем

другой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 епископ. Жил он недалеко от Аскалона, но встречи с

ним находили просители из самого Иерусалима и даже из еще больше

отдаленных мест.

Подобно большинству отшельников и пустынников, Иосиф

Фамулус долгие и длительные годы ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 вел напряженную и изматывающую борьбу с

собой. Хотя он и покинул мирскую жизнь, дал свое имущество и

собственный дом, оставил город с его настолько многоликими соблазнами, но

от самого себя он уйти не мог, а в нем ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 жили все страсти души и

тела, которые только могут ввергнуть человека в неудачу и в

искушение. Сначала он подавил внутри себя все плотское, подавил

сердито и неумолимо, приучивал тело к жаре и холоду, голоду ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и

жажде, рубцам и мозолям, покуда оно не высохло и не увяло; но

даже в этой тощей оболочке аскета ветхий Адам не раз внезапно

докучал ему самыми невообразимыми желаниями и страстями, снами и

видениями, ведь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 отлично понятно, что бес особо печется об

отшельниках и аскетах. Так что, когда потом его стали время от

времени навещать люди, нуждающиеся в утешении, жаждущие

исповеди, он с благодарностью усмотрел в этом клич благодати и

воспринял его как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 некоторое облегчение собственной аскетической жизни:

она получила сверхличный смысл, некоторый сан был ему доверен,

сейчас он мог служить ближним и служить богу как орудие в его

руках для вербования к ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 для себя душ. И это было необычное и

воистину возвышающее чувство. Но позже он открыл, что и

сокровища души принадлежат миру земного и могут стать

искусительными ловушками. Ибо бывало, когда путешественник, пеший ли

верховой, останавливался перед его кельей, вырубленной ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 в горе,

и просил о глотке воды, а потом и об исповеди, нашим Иосифом

завладевало чувство довольства, довольства самим собой, суетное

и себялюбивое чувство; он приходил в кошмар, коль скоро он

распознавал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 его. На коленях молил он бога о прощении, просил,

чтоб никто более не приходил к нему, недостойному, на

исповедь: ни монашеская братия из примыкающих келий, ни миряне из

городов и деревень. Да и когда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 гости не раздражали ему, он

все равно не испытывал облегчения, когда же потом к нему вновь

начинали обращаться люди, он ловил себя на новых грехах: слушая

те либо другие признания, он чувствовал некий внутренний холод,

полное ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 безразличие, даже презрение к исповедующемуся. Со

вздохом пробовал он побороть и эти искушения, подвергая себя

после каждой выслушанной исповеди подвигам истязания и

покаяния. Сверх того, он построил себе в закон: ко всем

исповедующимся относиться не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 только лишь как к братьям, но даже с

особенной почтительностью, тем большей, чем меньше ему нравился

тот либо другой гость; каждого он воспринимал как божьего

вестника, посланного ему в испытание. Не скоро, уже начав

стареть, он обрел ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 с возрастом известное единообразие в жизни, и

тем, кто жил с ним рядом, он представлялся идеальным

праведником, обретшим умиротворение в боге.

Но ведь и умиротворение есть нечто живое, и, как все

живое, оно должно расти ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и убывать, должно соотноситься с

обстоятельствами, должно подвергаться испытаниям и вытерпеть

перемены. Такая была и умиротворенность Иосифа Фамулуса: она

была неуравновешенной, она то приходила, то исчезала, то была

близка, как свеча, которую держишь в руке, то ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 непомерно далека,

как эвезда на зимнем небосклоне. Но с течением времени совершенно особенный,

новый вид греха и соблазна стал обременять его жизнь все почаще и

почаще. То не было сильное, страстное движение, порыв либо бунт

помышлений ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, быстрее совершенно напротив. Практически незаметное чувство

это он на первых порах сносил просто, не испытывая никаких

терзаний либо нехватки чего-то: это было какое-то вялое, сонное,

безразличное размещение духа, которое ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 можно было обозначить

только негативно, некоторое таяние, убывание и в конце концов

поднос отсутствие удовлетворенность. Все это походила на деньки, когда и

солнце не светит, и дождик не льет, а небо затянуто и как будто

тихо погружается в самое ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 себя, какое-то сероватое и все таки не

темное, в воздухе духота, но не та, что несет с собой

грозу. Вот такие-то деньки и настали сейчас для стареющего Иосифа;

меньше ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ему удавалось отличить утро от вечера, празднички от

будней, часы подъема от часов упадка, жизнь тянулась, над вей

висела вялость и безразличие. Пришла старость, задумывался он с

печалью. А печаль завладевала им поэтому, что он ждал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103:

приближение старости и постепенное угасание страстей сделает

его жизнь просветленной и легкой, станет еще одним шагом к

вожделенной гармонии и зрелой умиротворенности, а старость

разочаровывала и накалывала его, ибо не приносила с собой

ничего, не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 считая этой вялой, сероватой, безотрадной пустоты, этого

чувства неисцелимого пресыщения. Он пресытился всем: самим

существованием, тем, что дышал, сном ночами, жизнью в собственной

пещере на краю маленького оазиса, нескончаемой сменой денька и ночи,

чередованием путников и паломников на ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ишаках и на верблюдах, а

более всего теми людьми, которые приходили ради него самого --

этими глуповатыми и напуганными и притом полными таковой детской веры

людьми, которым нужно было рассказать ему свою жизнь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, грехи

и ужасы, свои соблазны и самообвинения. Иногда ему казалось:

вот в оазисе просачивается небольшой источник, собирает свои воды в

ямке, выложенной камнями, бежит по травке ручейком, потом

изливается в песок пустыни, и вот он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 уже иссяк и погиб, -- так и

все эти исповеди, перечисления грехов, жизнеописания, эти

терзания совести, и огромные и малые, тяжкие и пустые, стекаются

в его ухо дюжинами, сотками, все новые и новые. Но его ухо не

было ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 мертво, как песок пустыни, оно было живым и неспособно

вечно впитывать, глотать и всасывать; он ощущал, что утомился,

его силы употребили во зло, он пресыщен, он хочет, чтоб эти

потоки и всплески речей, хлопот ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, обвинений, самобичеваний

в конце концов закончились бы, чтоб место этого неиссякаемого

струения заступили покой, погибель, тишь. Да, он вожделел конца,

он утомился, он был сыт по гортань, жизнь его поблекла и

обесценилась, и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 дошло до того, что Иосиф периодически испытывал

соблазн положить конец схожему существованию, покарать себя,

вычеркнуть из перечня живых, как это сделал, повесившись, Иуда

Предатель. И если в 1-ые годы монашеской жизни бес пробовал

заронить ему в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 душу образы и грезы мирской похоти, то сейчас он

докучал ему идеями о самоуничтожении, так что Иосиф стал

приглядываться к каждому суку, не подойдет ли он, чтоб на нем

повеситься, и к каждой горе ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, довольно ли она высока и крута,

чтоб ринуться с нее. Он противостоял искушению, он боролся,

он не поддавался, но деньком и ночкой он жил в огне ненависти к

для себя и жажды погибели, жизнь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 казалась ему нестерпимой и

ненавистной.

Итак вот обстояло дело с Иосифом. В один прекрасный момент, опять стоя на

крутой горе, он увидел в отдалении меж землей и небом

две-три крошечные фигуры: то были путники либо

паломники ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, а может быть, и люди, намеревавшиеся посетить его,

чтоб исповедаться, -- и в один момент им обуяло неодолимое

желание как можно быстрее уйти отсюда, прочь от этих мест, прочь

от этой жизни. И желание это ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 с таковой силой и страстью обхватило

его, что побороло все другие мысли, отмело в сторону

возражения, сомнения, которых ведь тоже было много: разве мог

благочестивый аскет, не терзая совесть свою, последовать

бессознательному порыву? И вот он уже ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 бежал, уже возвратился к собственной

пещере, обители стольких лет борьбы, сосуду, вместившему

столько побед и поражений. В сумасшедшей спешке он сгреб горсть

фиников, нацедил воды в сушеную тыкву, засунул все это в свою

старенькую котомку, перекинул ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ее через плечо, схватил посох и

покинул зеленоватый покой собственной малеханькой родины, вновь став

беглецом, не знающим ни мира, ни роздыха, бегущим от бога и от

людей и сначала от того, что так не так ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 давно еще почитал

наивысшим своим долгом и собственной миссией.

Поначалу он бежал, как затравленный, как будто увиденные им со

горы фигуры и впрямь преследовали его и были его неприятелями. Но

по прошествии нескольких часов ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 он преодолел эту пугливую

спешку, ходьба принесла благотворное утомление, и на первом же

привале, когда он не позволил для себя притронуться к финикам --

ибо для него уже стало священным правилом не дотрагиваться к ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 еде

до захода солнца, -- проснулся его разум, приученный к

одиноким раздумьям, опять воспрянул и начал испытующе

рассматривать его бессознательные поступки. И разум не осудил этих

поступков, сколь бы неразумны они ни казались; нет, он чуток ли

не благорасположенно взирал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 на их -- ведь в первый раз после долгого

времени он отыскал поведение Иосифа простодушным и невинным. Да,

это было бегство, неожиданное и непродуманное бегство, и все таки не

зазорное. Он покинул собственный пост ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, который стал ему не по плечу,

своим бегством он признался для себя и тому, кто, может быть,

следил за ним, в собственном поражении; он закончил в конце концов

раз в день ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 возобновляющуюся никчемную борьбу и признал себя

разбитым и побежденным. Это было, как гласил ему разум, не бог

известие как величаво, не под стать герою либо святому, но по

крайности это было чистосердечно и казалось неминуемым; Иосиф

сейчас ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 удивлялся, почему он издавна уже не отважился бежать, почему

так длительно, так несусветно длительно вытерпел? Упорство, с которым он

боролся за безвыходное дело, представлялось ему сейчас ошибкой,

и еще того ужаснее -- судорогами его себялюбия, судорогами ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 его

ветхого Адама, и ему сейчас показалось понятным, почему это

упорство привело к настолько дурным, прямо-таки дьявольским

последствиям, к таковой растерзанности и вялости души, к

демонской одержимости гибелью и самоуничтожением. Хотя

христианину и не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 к лицу созидать в погибели собственного неприятеля,

подвижнику же и святому подобает глядеть на всю жизнь как на

жертву, все таки идея о добровольческом наложения на себя рук была

всецело дьявольской и могла родиться только в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 таковой душе

наставник и хранитель который уже не ангел господень, но злые

бесы. Некое время Иосиф посиживал убитый и смущенный, а под

конец, испугался, взглянув на свою жизнь с расстояния,

преодоленного за несколько часов ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ходьбы, и поняв ее как

безвыходную маету стареющего человека, не нашедшего собственной цели

и неотступно преследуемого стршным искушением удавиться на

первом попавшеюся суку, подобно тому, кто кинул

Спасителя{3_2_2_07}. Но если он и ужасался так при мысли о

добровольческой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 погибели, то в этом уже присутствовало что-то от

довременного, дохристианского, древнеязыческого ведения,

ведения об извечным обычае принесения в жертву человека, когда

для жертвоприношения назначался правитель, святой либо избранник

племени, который часто был ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 должен совершить все своею рукою.

И кошмар вызывала не столько идея об этом черном обычае

языческой древности, сколько идея о том, что в конце концов и

крестная погибель Спасателя -- не что другое, как добровольческое

самозаклание. Ну и впрямь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, стоило Иосифу вспомнить как надо,

и смутное сознание этого он обнаруживал уже в первых вспышках

тоски по самоубийству; это было озлобленно-упрямое и дикое

желание принести себя в жертву и тем недозволенным

образом ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 повторить дело Спасателя либо же недозволенным образом

намекать, что Спасатель не так преуспел в собственном деле. Иосиф

содрогнулся, но здесь же ощутил, что опасность для него уже

миновала.

Длительно приценивался он к этому отшельнику по имени Иосиф ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

к тому, в которого он перевоплотился и который, заместо того чтоб

следовать примеру Иуды либо же, если угодно, примеру

Распятого{3_2_2_08}, обратился сейчас в бегство, вновь вручив

судьбу свою руке божьей. Чем явственней ему представлялся ад ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

которого он избежал, тем посильнее нарастали в нем стыд и

отчаяние, и под конец все горе его обратилось в нестерпимо

удушающий комок в горле и вдруг отыскало для себя выход и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 разрешение в

неудержимом потоке слез, который принес необычное

облегчение. О, как издавна он не рыдал! Слезы бежали ручьем,

глаза уже ничего не лицезрели, но смертельного удушья как не

бывало, а когда он пришел в себя, ощутил вкус соли ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 на губках и

сообразил, что рыдает, то на мгновение ему почудилось, как будто

вновь стал ребенком, не ведающим зла. Иосиф улыбнулся, ему было

малость постыдно собственных слез, потом он встал и опять двинулся в

путь. Толком ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 он не знал, куда ведет его бегство и что с ним

будет; воистину он казался себе ребенком, в нем уже не

было борьбы и воли; он с облегчением ощущал себя так, как

как будто ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 его вели, будто бы дальний хороший глас звал и приманивал его

домой, будто бы странствие его было возвращением. В конце

концов он утомился, утомился и его разум, который сейчас смолк, либо

успокоился, либо ощутил свою ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 бесполезность.

У водопоя, где Иосиф решая тормознуть на ночь, он

приметил несколько развъюченных верблюдов; но в маленькой

группе путников оказались и две дамы, и Иосиф

ограничился неразговорчивым приветствуем, избегая вступать в

разговор. Но после того как уже ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 в сумерках он съел

несколько фиников, помолился и прилег, он невольно услышал

разговор меж 2-мя путниками, старенькым и юным: оба они

лежала совершенно близко от него. Это была только часть диалога,

подольше ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 путешественники гласили неразборчивым шепотом. Да и этот

отрывок заинтересовал Иосифа и принудил пролежать без сна

практически всю ночь.

-- Хорошо уж, -- услышал он, как произнес старший, -- и то

отлично, что ты решил съездить к такому святому ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 человеку

исповедаться. Отшельники -- они не только лишь хлеб жуют, они

кое-что смыслят и заклинания знают. Стоит такому сказать

словечко, и разгневанный лев поджимает хвост, разбойник, и

убирается восвояси. Да, да, они способны льва сделать ручным, а

одному из их ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 -- он был уж очень святой человек -- его ручные

львы сами могилу выкопали, когда он номер, а позже ровненько

так засыпали; длительно еще два льва после этих похорон денек и ночь

около могилы посиживали ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, вроде как караул несли. Ну и не только лишь

львов они могут приручать. Один таковой святой взялся за римского

центуриона -- зверек был, а не человек, распутник из

распутников, во всем Аскалоке такового выискать, а святой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 этот

так за него принялся, что боец совершенно сник, как будто пес побитый

в свою конуру убрался. Никто его после чего и выяснить не мог,

таким тихим и смиренным он стал. Правда, нехорошо здесь подучилось ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

скоро после чего он возьми ну и умри.

-- Святой?

-- Да нет, центурион. Варрон звали его. После того как

отшельник обломал его как надо, боец весь обмяк, дважды

с ним лихорадка приключалась, а три ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 месяца спустя он помер. Что

ж, жалеть его не приходится; но вроде бы там ни было, а у меня из

головы не идет: должно быть, отшельник не только лишь беса из

него выгнал, наверняка, к ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 тому же слово какое на уме имел, чтобы

бойца поскорей в землю спрятать.

-- Это ты про святого человека так говоришь? Никогда не

поверю!

-- Хочешь веруй, хочешь нет, дорогой мой. Но с того денька

центуриона этого ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 как подменили, чтоб не сказать -- околдовали,

три месяца прошло и...

Некое время оба молчали, потом опять послышался глас

юного:

-- Слыхал я про 1-го отшельника, кое-где здесь недалеко

он должен быть, совершенно один около ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 затерянного источника живет, в

2-ух шагах от дороги на Газу, Иосиф зовут его, Иосиф Фамулус.

Много мне о нем гласили.

-- Ну, а что говорили-то?

-- Уж больно благочестив, а на дам -- так ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 никогда и не

глядит. Случись около его кельи пройти каравану, и если хоть

на одном верблюде посиживает дама, то вроде бы она ни была

закутана, отшельник оборотится к ней спиной и здесь же пропадет в

собственной ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 келье. Многие к нему исповедоваться прогуливаются, очень многие.

-- Наверняка, болтают больше, а то бы и я о нем прослышал.

Ну, а что ж он умеет, твой Фамулус?

-- Исповеди слушать. Не будь в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нем ничего благого либо не

понимай он ничего, люди б не прогуливались к нему. Меж иным, о нем

молвят, как будто он никогда и слова не произнесет, не ругается, не

орет, кар никаких не налагает, нежный, молвят, человек ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

даже застенчивый.

-- А что все-таки он тогда делает, если не бранит, не наказывает

и даже рта не открывает?

-- Слушает тебя, дивно так вздыхает и крестится.

-- Да брось ты! Тоже мне придумал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 какого святого! Неужто ты

таковой дурачина, чтоб бегать за молчуном?

-- Как же? Обязательно нужно отыскать его. Неподалеку кое-где он

обитает. Как стало смеркаться, я здесь 1-го паломника приметил

около водопоя, завтра днем ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 спрошу его, он сам на отшельника

похож.

Старик совершенно разошелся:

-- Да брось ты этого святошу! Пусть для себя в келье посиживает!

Такие, что только посиживают и внемлют и вздыхают, да еще баб

страшатся, -- такие ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ничего не могут и ничего не знают. Ты вот

лучше меня послушай, я тебя научу, к кому пойти. Правда,

далеко отсюда будет, за Аскалоном, зато уж всем отшельникам

отшельник, наилучший, можно сказать, духовник, какие есть на

свете ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103. Дионом его зовут, Дионом Пугилем, а это означает --

кулачный боец, так как он со всеми чертями дерется. Вот

придет к нему кто-либо, произнесет свою исповедь, поведает обо

всем, что натворил, -- Пугиль этот не станет ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 вздыхать да охать,

и не молчит, а так накинется на тебя, такую задаст для тебя

трепку, что собственных не узнаешь. 1-го, молвят, даже избил, а

других принудил всю ночь на коленях выстаивать, на камнях ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103-то!

Да сверх того еще 40 грошей велит бедным пораздавать. Вот это

духовник, скажу я для тебя, диву дашься! Стоит ему поглядеть на

тебя -- сходу оторопь берет, насквозь тебя лицезреет. Нет, этот не

будет ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 вздыхать, этот все может. И если ты сон растерял либо

снится для тебя всякая дьявольщина, видения для тебя являются -- Пугиль

как рукою снимет! И говорю я для тебя это не поэтому, что так старенькые

бабы болтают, а ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 поэтому, что сам у него был. Да, сам, хоть и не

велика птица, а когда-то и я прогуливался к Диону -- к ратоборцу, к

человеку божию. Пошел я к нему в сокрушении ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, совесть вся

изгажена, а ушел -- незапятнанный и светлый, как утренняя звезда; и

все это правильно, как правильно, что меня зовут Давидом. Запомни,

означает: Дион зовут его, Дион Пугиль. Вот к нему и ступай, и как

можно ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 скорей; такового, как он, ты еще никогда не видывал.

Игемоны, старейшины, епископы и те к нему за советом прогуливаются.

-- Буду в тех местах, может, и заверну. Но раз уж я тут

и здесь вблизи ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 кое-где находится этот Фамулус, о котором я

слышал много неплохого...

-- Неплохого, говоришь? На что он для тебя сдался, этот

Фамулус?

-- Понравилось мне, что он не ругает, не кидается на тебя,

как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 будто зверек свирепый, -- вот и все. Я ведь не центурион

какой-либо и не епископ, я человек небольшой, скорей даже

застенчивый, смолы там и серы всякой я много не вынесу; мне куда

приятней, чтоб ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 со мной нежно обходились, таковой уж я родился.

-- Ишь чего возжелал! Нежно чтоб с ним обходились! Вот

если после исповеди, когда ты освободился от грехов, кару,

какую положено, принял, очистился, стало быть, -- это ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 я еще

понимаю, чтобы тогда с тобой нежно обошлись, но не тогда же,

когда ты только-только стал перед исповедником и арбитром своим, а

сам весь загажен и воняешь, что твой шакал.

-- Хорошо уж. Чего ты шумишь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, люди вон спать желают. --

Произнесший эти слова внезапно захихикал. -- А мне про него и

забавное ведали.

-- Это про кого же?

-- Да про него, про отшельника Иосифа. Итак вот, привычка у

него ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 такая есть: как скажут ему все про себя и

исповедуются, он, означает, того на прощанье благословит и

поцелует в щеку либо в лоб.

-- Неуж-то? Ишь чего вымыслил!

-- А позже он, означает, дам очень опасается ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103. А к нему

в один прекрасный момент возьми да явись блудница, переодетая во все мужское, а

он ничего не приметал, выслушал всю ее брехню, все, что она

налгала, а когда она кончила свою исповедь, он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 поклонился ей в

пояс, а позже отдал ей лобызание.

Старший звучно расхохотался, но спутник его сходу зашикал,

и Иосиф ничего более не услышал, не считая этого подавляемого с

меха.

Он посмотрел на небо. Над кронами ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 пальм висел резко

очерченный серп месяца. Иосиф содрогнулся от ночного холода. В

вечерней беседе погонщиков верблюдов как будто в кривом зеркале и

все таки очень менторски явилось ему его собственное отражение

и отражение той роли, которой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 он уже успел поменять. Итак,

какая-то блудница посмеялась над ним. Что ж, это, естественно, не

самое ужасное, хотя и неприятно.

Длительно еще Иосиф задумывался над разговором 2-ух погонщиков.

В конце концов ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 перед самой зарей ему удалось заснуть, но только поэтому,

что размышления его оказались не напрасными, они привели к

определенному результату, решению, и с этим новым решением в

душе он прочно уснул и проспал до самого рассвета ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103.

А решение его было как раз таким, какое младший погонщик

не мог бы уразуметь и постигнуть. Решение его состояло в том,

чтоб последовать совету старшего проводника и посетить Диона,

по прозванию ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Пугиль, о котором он издавна уже знал и которому

сейчас при нем пропели такую убедительную хвалу. Этот

прославленный духовник, пастырь и наставник, уж наверняка,

отыщет для него подабающий совет, должную кару, верный сущность ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103.

Ему-то желал Иосиф вверить себя как наместнику бога, чтоб

покорливо исполнить все, что тот ему отдаст приказ.

Рано с утра, когда оба погонщика верблюдов еще спали, он

отправился к путь и в тот же ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 денек в усердном собственном странствии

достигнул тех мест, где, как он знал, жили святые отцы и откуда он

возлагал надежды попасть на огромную дорогу, ведомую в Аскалон.

Подходя в сумерки к оазису, он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 увидел приветливые кроны

пальм, услышал блеяние козы, посреди зеленоватых теней ему почудились

крыши хижин, запах людского жилища, а когда он нерешительно

приблизился, ему вдруг показалось, что кто-то внимательно

глядит на него. Иосиф тормознул, осмотрел все вокруг ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и под

первыми же деревьями увидел человека, сидевшего там прислонясь

к стволу пальмы, старенького и прямого, с седоватый бородой, достойным,

но жестоким и недвижным лицом. Этот человек, должно быть, и

смотрел на него так внимательно и уже ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 достаточно издавна. Взор его

был острым, и жестким, но лишенным всякого выражения, как

взор человека, привыкшего следить, но никогда не

проявлявшего ни любопытства, ни роли, взор человека,

который позволяет людям и вещам ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 проходить мимо себя, пробует

осознать их, но никогда не завлекает их и не зовет.

-- Хвала Иисусу Христу! -- приветствовал его Иосиф.

Старец ответил неразборчивым бормотанием.

-- Простите меня, -- вновь обратился к нему Иосиф. -- Вы

тут тоже чужой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, как я, либо же обитаете в этом славном

селении?

-- Чужой, -- ответил седобородый.

-- Досточтимый, может быть, вы скажете мне, может быть

отсюда попасть на аскалонскую дорогу?

-- Скажу, -- ответил старик, с трудом поднимаясь. Сейчас

он стоял во весь собственный ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 рост -- сухощавый гигант -- и смотрел в

пустынную даль. Хотя Иосиф и ощутил, что старец не

размещен к беседе, он все таки отважился задать очередной вопрос.

-- Позвольте мне спросить вас еще об одном, досточтимый,

-- произнес ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 он обходительно, заметив, что взор старца как будто бы

возвратился издалека, вновь обратившись к наиблежайшему окружению.

Холодно и пристально старец рассматривал его. -- Может быть,

вы понимаете, где обитает отец Дион по ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 прозванию Дион Пугиль?

Гигант чуток сдвинул брови, и взор его стал еще

холодней.

-- Я знаю его, -- ответил он сдержанно.

-- Вы его понимаете? -- воскрикнул Иосиф. -- Тогда скажите,

где мне отыскать отца Диона? Ведь я направляюсь к ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нему.

Гигант испытующе смотрел на него с высоты собственного

большого роста. Он принудил Иосифа длительно дожидаться ответа.

Потом он отошел к пальме, где посиживал ранее, сел как и до этого,

прислонившись ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 к стволу дерева, и жадным жестом пригласил Иосифа

присесть.

Иосиф послушливо принял приглашение и, когда сел, на

мгновение ощутил гнетущую вялость, но скоро запамятовал о ней,

обратив все свое внимание на старца. А тот опустился в

раздумье ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, и на его серьезном, принципиальном лице появилось выражение

недоступности, а поверх него вроде бы легло еще другое выражение,

если не другое лицо, как будто прозрачная маска, -- выражение

старенького одинокого горя, которому гордость ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и достоинство не

позволяют излиться.

Прошло много времени, до того как взор досточтимого

старца вновь обратился к вторженцу. С особенной остротой он

посмотрел на него, вроде бы вновь подвергая испытанию, и в конце концов в

повелительном тоне спросил ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103:

-- А кто вы таковой?

-- Пустынник, -- ответил Иосиф. -- Уже многие годы я веду

жизнь отшельника.

-- Вижу. Но я спросил: кто вы?

-- Меня зовут Иосиф, по прозванию Фамулус.

Как Иосиф произнес свое имя, старик, остававшийся

всегда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 неподвижным, так резко сдвинул брови, что глаза его на

мгновение практически пропали; казалось, сообщение Иосифа задело,

ужаснуло либо огорчило его, но, может быть, это была всего

только вялость глаз, краткосрочное ослабление внимания ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

неожиданный приступ немощи, какие нередко случаются со стариками.

Вроде бы то ни было, он застыл в полной неподвижности и некое

время прятал глаза за бровями, а когда вновь открыл их, взор

его поменялся, стал, если ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 только это было может быть, еще больше

старенькым, еще больше одиноким, окаменелым и в то же время

выжидающим. Губки медлительно раздвинулись, и он спросил:

-- Я слышал о вас. Вы тот, к кому люди прогуливаются

исповедоваться?

Иосиф ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 смущенно кивнул -- именовать свое имя было для него

подобно мучительному разоблачению, и, вот уже вторично

встретившись с молвой о для себя, он испытал большой стыд.

Опять и все так же коротко старик спросил:

-- А ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 сейчас вы желаете посетить Диона Пугиля? Для чего он вам?

-- Я желал ему исповедаться.

-- И вы многого ждете от этой исповеди?

-- Не знаю. Я чувствую доверие к нему, более того, мне

даже ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 кажется, как будто глас выше отправляет меня к нему.

-- Ну, а после исповеди что вы хотят делать?

-- То, что он мне отдаст приказ.

-- А если он вам порекомендует либо отдаст приказ ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 чего-нибудть

неверное?

-- Не мне судить, верно это либо некорректно, я буду

слушать и повиноваться.

Старец не проронил более ни слова. Солнце практически уже

скрылось за горизонтом, в листве заорала птица. Иосиф встал и

снова неуверенно спросил так ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и не нарушившего молчания старца:

-- Вы произнесли, что понимаете, где отыскать отца Диона. Допустимо

мне просить вас именовать место и обрисовать путь к нему?

На лице старца показалось что-то схожее ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 на слабенькую ухмылку.

-- И вы убеждены, -- спросил он мягко, -- что ваше

возникновение будет ему приятно?

Пораженный этим вопросом, совершенно оробев, Иосиф так и

остался стоять, где стоял, не ответив старцу.

Потом он произнес:

-- Могу ли я ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 хотя бы возлагать, что увижу вас вновь?

-- Я ночую тут, -- произнес старик с приветственным

жестом, -- и пробуду здесь некое время после восхода солнца.

А сейчас ступайте, вы утомились и голодны.

Глубоко поклонившись, Иосиф ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 отправился в путь и с

пришествием мглы дошел до маленького селения. В нем, как в

монастыре, жили так именуемые анахореты, христиане из различных

мест и городов, создавшие для себя в этом уединенном месте ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нечто

схожее на приют, чтобы без помех вести жизнь ординарную и чистую,

в тиши и созерцании. Иосифу дали воды, накормили, указали

ночлег и, понимая, что он утомился, ни о чем же не расспрашивали.

Кто-то ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 прочел вечернюю молитву, в какой приняли роль и

другие, опустившись на колени. Заключительное "Аминь" было

произнесено хором. В другое время встреча с этой общиной

набожных людей подарила бы Иосифу удовлетворенное переживание, но

сейчас у него ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 было только одно на уме, и с первыми же

предрассветными сумерками он поторопился туда, где намедни

покинул старца. Тот спал на земле, завернувшись в узкую

циновку, дожидаясь его пробуждения, Иосиф сел поодаль под

деревьями. Скоро ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 спящий оборотился, открыл глаза, развернул

циновку, тяжело поднялся и расправил застывшие члены; потом он

стал на колени и сотворил утреннюю молитву. Когда он вновь

поднялся, Иосиф подошел и молчком поклонился.

-- Ты уже поел? -- спросил незнакомец.

-- Нет ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103. Я ем только один раз в денек и притом только после

захода солнца. А вы голодны, досточтимый?

-- Оба мы люди уже не юные, и к тому же в пути. Нам

лучше подкрепиться перед ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 дорогой.

Иосиф развязал котомку и предложил старцу фиников.

Намедни гостеприимно встретившие его люди дали ему с собой хлебец,

испеченный из проса, который он сейчас также поделил со

старцем. Когда оба они окончили трапезу ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, тот произнес:

-- Сейчас можно и в путь.

-- Мы пойдем вкупе? -- воскрикнул обрадованный Иосиф.

-- Да. Ты же просил отвести тебя к Диону. Пойдем.

-- Как вы добры! -- воскрикнул ошеломленный и счастливый

Иосиф и желал уже ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 рассыпаться в благодарностях. Но старец

резким жестом принудил его умолкнуть.

-- Никто не добр, как один бог, -- произнес он. -- А

сейчас пойдем. Гласи мне "ты", как и я для тебя. К чему такие

церемонии меж 2-мя ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 старенькыми пустынниками?

Высочайший старец зашагал вперед, за ним Иосиф. Солнце уже

взошло. Старец, который, по-видимому, прекрасно знал

дорогу, произнес, что к полудню приведет в тенистое место, где

они и переждут самое жаркое время денька. Больше они в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 пути не

гласили.

Только когда в самый зной они достигнули места привала, где

и расположились на отдых в тени грозных скал, Иосиф вновь

обратился к собственному проводнику. Он спросил, сколько дневных

переходов пригодится, чтоб ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 добраться до Диона Пугиля.

-- Это зависит только от тебя, -- отвечал старец.

-- От меня? -- опешил Иосиф. -- Да если б это зависело

от меня, я сейчас же был бы у него.

Но старец и сейчас очевидно не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 был настроен продолжать

разговор.

-- Что ж, поглядим, -- только и произнес он и закрыл глаза.

Иосифу не хотелось глядеть на спящего, и он тихо отошел в

сторону, прилег и ненамеренно уснул -- ведь он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 практически всю ночь не

спал. Старец разбудил его, когда настало время опять пуститься в

путь.

Перед заходом солнца они подошли к месту привала, где был

источник, росли деревья и даже травка. Они утолили жажду,

сделали ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 омовение, и старец произнес, что здесь они и заночуют.

Иосиф нерешительно пробовал протестовать:

-- Ты произнес не так давно, что только от меня зависит, когда мы

доберемся до отца Диона. Я готов идти еще многие часы ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, только

бы поскорей узреть его.

-- Нет, нет, -- произнес старец, -- на сей день хватит.

-- Прости меня, -- воскрикнул Иосиф, -- неуж-то для тебя

неясно мое нетерпение?

-- Понятно. Но оно не поможет для тебя.

-- Для ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 чего же ты тогда произнес, что все зависит только от

меня?

-- Как я произнес, так оно и есть. Коль скоро ты уверишься в

собственном желании исповедаться, почувствуешь, что ты готов, созрел

для исповеди, ты сможешь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 приступить к ней.

-- И даже сейчас?

-- И даже сейчас.

В изумлении всматривался Иосиф в неподвижное старческое

лицо.

-- Может быть ли? -- воскрикнул он, пораженный. -- Ты --

отец Дион?

Старец кивнул.

-- Отдохни тут под деревьями, -- произнес он ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нежно. --

Но не спи, а сосредоточь собственный дух, ну и я желаю отдохнуть и

сосредоточиться. Потом ты мне расскажешь то, что ты жаждешь

поведать.

Так Иосиф сообразил, что достигнул собственной цели, и только

удивлялся, как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 это он до сего времени не вызнал и не сообразил

досточтимого старца, хотя и провел с ним рядом целые день.

Он отошел в сторону, стал на колени, сотворил молитву и

потом направил все свои ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 мысли на то, что он был должен сказать

собственному исповеднику. Час спустя Иосиф опять подошел к старцу и

спросил, готов ли тот.

Сейчас исповедь могла начаться. Сейчас все, что он пережил

в эти ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 годы и что, казалось, потеряло для него смысл и стоимость,

вылилось в рассказ, полный жалоб, вопросов и самообвинений: это

была история жизни христианина и отшельника, жизни,

устремленной к очищению и просветлению и обернувшейся под ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 конец

замешательством, омраченном и отчаянием. Он не умолчал и о

пережитом в самое ближайшее время, о собственном бегстве, о чувстве

избавления и надежды, которое принесло ему это бегство, о собственном

решении пойти к Диону, о встрече с ним ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и о том, как он, хотя и

сразу проникся к нему, к старшему, доверием и любовью,

но же в течение денька, проведенного совместно, не раз помыслил о

нем как о человеке ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нечутком и необычном, даже прихотливом.

Солнце стояло уже низковато над горизонтом, когда он кончил

собственный рассказ. Дион пристально выслушал его от начала до конца,

никогда не прервав, ни о чем же не спросив. И сейчас, когда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Иосиф

закончил свою исповедь, старец не открывал рта. Он тяжело

поднялся, нежно посмотрел на Иосифа, наклонился к нему,

поцеловал в лоб и озарил крестным знамением. Только еще

позже Иосифу пришло на разум ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103: это был тот безгласный

братский жест, отклоняющий роль судьи, с каким он сам отпустил

столько кающихся.

Скоро после чего они вкупе поели, сотворили вечернюю

молитву и легли спать. Иосиф еще некое время раздумывал над

тем, почему в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ответ на исповедь он не услышал ни проклятий, ни

грозной отповеди, и это не обеспокоило его, не огорчило --

1-го взора, 1-го братского поцелуя Диона ему оказалось

довольно: душа его была умиротворена, и скоро он опустился ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 в

благодетельный сон.

На последующее утро старец, не произнеся излишних слов, позвал

его, и они сделали вкупе длинный путь. Через четыре либо 5

дней они достигнули кельи Диона. Там они и стали жить. Иосиф

помогал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 старцу в домашней работе, вызнал его ежедневные дела,

не достаточно чем отличавшиеся от тех, что приходилось ему делать

самому в течение настолько длительных лет. Но сейчас он не был одинок,

он жил ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 как будто в тени, под защитой Другого, а поэтому и его

теперешняя жизнь была совершенно другой. Из ближайших селений, из

Аскалона и из более дальних мест потекли к ним нуждающиеся в

совете, в исповеди. Сначала, как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 приходил кто-либо,

Иосиф удирал и возникал только тогда, когда чужие уходили. Но

Дион то приказывал ему принести воды, то посодействовать еще в

чем-нибудь и так равномерно приучил Иосифа не скрываться, когда

сам исповедовал ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, если исповедовавшийся ничего не имел против.

Ну и впрямь, многим, точнее сказать, большинству, бывало

приятно не оставаться с глазу на глаз с суровым Пугилем и

созидать рядом этого тихого, приветливого и услужливого

ассистента. Так ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Иосиф постепенно вызнал, как исповедовал Дион,

как утешал, как вмешивался и устраивал человеческие жизни, как наказывал

и как рекомендовал. Только время от времени он позволял для себя вопросы, как это

случилось после речей 1-го странствующего ученого ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 либо

любителя наук.

У этого человека, как явствовало из его рассказа, были

друзья посреди колдунов и звездочетов{3_2_2_09}. Расположившись на

отдых, он просидел час либо два у старенькых отшельников, выказав

себя гостем обходительным и словоохотливым, и обширно ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, учено и

сладкоречиво гласил о созвездиях и о странствии человека

вкупе со своими богами через все дома Зодиака в продолжение

мирового эона. Он гласил об Адаме, первом человеке, о его

тождестве с Иисусом Распятым, и называл ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 цель Иисуса Адамовым

странствием от Древа Зания к Древу Жизни, а райского змия

назвал хранителем священного праисточника черной пучины, из

ночных вод которой появляются все воплощения, все люди и боги.

Дион пристально слушал рассказ ученого, сирийская ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 речь

которого была очень уснащена греческими словами, а Иосиф был

много удивлен, даже возмущен: почему Дион не гневается, не

ополчается против его языческих заблуждений, не опровергает их,

не проклинает, напротив, казалось, этот ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 умный монолог

всезнающего паломника доставляет ему наслаждение, будто бы

даже вызывает его роль, ибо Дион не только лишь весь обратился в

слух, но даже улыбался и часто кивал в ответ речам, как будто

они были ему по нраву.

Когда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ученый ушел, Иосиф, не выдержав, спросил с упреком:

-- Как это у тебя достает терпения слушать языческие

лжеучения? Мне показалось, что ты внимал ему даже с ролью,

будто бы его россказни голубили твой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 слух. Почему ты не

возражал? Почему не попробовал его опровергнуть, уличить в

направить к вере в господа нашего?

Покачивая головой, сидевшей на узкой, морщинистой шейке,

Дион ответил:

-- Я не опровергал его, ибо это не принесло ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 бы никакой

полезности, да я b не сумел бы его опровергнуть. В рассуждениях и

силлогизмах, в мифологических и астрологических заниях этот

человек намного превосходит меня, я не совладал бы с ним. К

тому ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 же, отпрыск мой, не мое и не твое это дело нападать на

чью-либо веру с утверждениями, как будто вера эта есть ересь и

заблуждение. Воистину я слушал этого умного человека не без

наслаждения, ты это верно ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 подметил. Наслаждение мне

доставляло его умение гласить, его обильная ученость, но

сначала то, что он напомнил мне мою юность, ибо в

юные годы я занимался этими же науками. Легенды, о которых наш

гость так мило с ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нами дискутировал, никаким образом не заблуждения.

Это представления и притчи некоторой веры, в какой мы уже не

нуждаемся, ибо мы обрели веру в Иисуса, единственного

Спасателя. Для тех же, кто еще не отыскал нашей ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 веры и, быть

может, никогда ее не отыщет, их сегоднящая вера, берущая начало в

мудрости протцов, достойна почтения. Очевидно, дорогой мой,

наша вера другая, совершенно другая. Но если наша вера не нуждается в

учении о ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 созвездиях и эонах, ночных водах, глобальных материях и

иных схожих знаках, это никак не значит, что учения

эти ересь и обман.

-- Но ведь наша вера, -- воскрикнул Иосиф, -- совершеннее,

и Иисус принял погибель ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ради всех людей: стало быть, мы,

познавшие его, должны оговаривать устаревшие учения и ставить на

их место новые, настоящие!

-- Это мы с тобой, ну и многие другие издавна уже сделали,

-- расслабленно ответил Дион. -- Мы ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 -- верующие, ибо нами завладела

вера, другими словами власть Искупителя и его искупительной погибели. А

те, другие, мифологи и теологи Зодиака, адепты старых учений,

не подпали под эту власть, еще не подпали, и нам не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 дано

принуждением привести их под эту власть. Разве ты не увидел,

Иосиф, как тонко и умно умеет этот мифолог гласить и

выстраивать свою игру подобия и какое он получает от этого

наслаждение, как мирно и гармонически живет ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

погрузившись в мудрость притч и знаков собственной мифологии?

Видно, что этого человека не гнетет никакое тяжкое горе, он

доволен, ему отлично. А тому, кто доволен, нам нечего сказать.

Чтоб человек взалкал спасения ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и веры в Спасателя, чтоб он

утратил вкус к гармонии и мудрости собственных понятий и решился на

величавое дерзание веры в искупительное волшебство, -- для этого

нужно, чтоб ему стало плохо, очень плохо, он должен пережить

боль ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и разочарование, горечь и отчаяние, должен ощутить,

что стоит на краю пропасти. Нет, Иосиф, пусть же этот ученый

язычник пребывает а собственном благополучии, пусть упивается собственной

премудростью, своими идеями и своим сладкоречием! Может быть ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

завтра либо через год, а то и через 10 лет он выяснит горе,

которое развеет в останки его искусство и его мудрость, быть

может, уничтожат супругу, которую он любит, либо единственного отпрыска ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

либо его настигнут болезнь и бедность, и если мы тогда встретим

его, мы примем в нем роль и поведаем ему, как мы допытались

победить свое горе. И когда он спросит: Почему же вы не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 произнесли

мне этого вчера либо 10 годов назад?" -- мы ответим: "Не знал

ты тогда, что такое настоящее горе".

Дион замолк, казалось, он над кое-чем задумался. Потом, весь

уйдя в мемуары, добавил:

-- Я и сам некогда много ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 поиграл с преданиями отцов и

утешался ими, и когда я уже вступил на путь креста,

богословствование нередко доставляло мне удовлетворенность, хотя, вобщем,

и довольно горя. Более всего меня занимало сотворение мира,

ведь в конце ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 трудов творения все должно было быть устроено

лучшим образом, ибо написано: "И увидел бог все, что он

сделал, и вот, отлично очень"{3_2_2_010}. На самом же деле

отлично и совсем все было только одно мгновение, мгновение

Рая ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, и уже в последующее мгновение в это совершенство вторглись

вина и проклятие, ибо Адам вкусил от древа, от которого вкушать

ему было запрещено. И вот были духовные учители, говорившие:

бог, который сотворил мир и в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нем Адама и Древо Зания, -- не

единый, не всевышний бог{3_2_2_011}, а только часть его, либо

подчиненный бог Демиург, а творение его нехорошо, оно не

удалось ему и на целую эру проклято и предано злу, покуда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Он

сам, единый Бог-Дух, через отпрыска собственного не положил конец веку

проклятия. Тогда и, как учили они, ну и я так считал, началось

отмирание Демиурга и его творения, и мир равномерно отмирает ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и

увядает, покуда в новеньком веке не остается более творения,

мироздания, плоти, греха и страстей, плотского зачатия,

рождения и умирания, но возникнет мир совершенный, духовный и

незапятнанный, избавленный от проклятия Адама, избавленный от нескончаемого

проклятия ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 и насилия страстей, зачатия, рождения и погибели. Вину

же за недочеты этого мира мы быстрее ложили на Демиурга,

чем на первого человека, мы находили, что Демиургу, будь он

настоящим богом, ничего не стоило ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 бы сделать Адама другим либо же

освободить его от искушения. Так, в конечном итоге наших рассуждений, у

нас появилось уже два бога -- бог-творец и бог-отец, и мы даже

смели судить и осуждать первого. Попадались посреди ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 нас и такие,

что шли еще далее и утверждали, что мир создан не богом, а

сатаной. Мы считали, что нашим умствованием помогаем Спасителю

и будущей эпохе Духа и лепили богов, миры и мировые судьбы ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103,

спорили и богословствовали, покуда я в один прекрасный момент не слег в

лихорадке и не разболелся до погибели, да и в бреду я не

расставался с Демиургом, был должен вести войны и проливать

кровь; мои ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 видения делались все страшней, а в ночь, когда жар

дошел до максимума, мне почудилось, что я должен уничтожить свою мама,

чтобы изгладить свое собственное плотское рождение. Бес

терзал меня в этих лихорадочных ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 сновидениях как нельзя ужаснее.

Но я оздоровел и, к досаде собственных прежних друзей, возвратился

к жизни тупым и бесталанным молчальником, правда, стремительно

возвратившим для себя телесную силу, но утратившим вкус к

философствованию. Ибо в деньки и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ночи излечения, когда меня

уже не истязали видения и я практически всегда спал, я в каждый миг

бодрствования беспрестанно чувствовал рядом с собой Спасателя,

чувствовал силу, исходившую от него и входившую в меня, и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 когда я

оздоровел, мне сделалось обидно оттого, что я уже не мог так

чувствовать его близость. Но заместо этого я испытал величавое

томление по этой близости, и вот раскрылось: стоило мне

слушать прежние споры и диспуты, как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 я ощущал, что это

томление -- тогда наилучшее мое богатство -- начинало исчезать и

разливаться в идей и словах, как вода в песке. Вот так, мой

друг, я и дошел до конца собственного умствования и

богословствования. С того времени ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 я принадлежу к простецам. И все таки

я не желал бы быть помехой и отказывать в почтении тем, кто

знает толк в философствовании и в мифологии, кто играет в те

игры, в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 которые и я когда-то играл. Если уж мне самому когда-то

пришлось признать, что Демиург и Бог-Дух, что творение и

спасение в собственном непостижимом единовременном и неделимом

бытии сущность неразрешимая загадка, то мне ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 следует признать и то,

что я не способен перевоплотить философа в верующего. Не моя это

обязанность.

В один прекрасный момент после того, как кто-то на исповеди признался Диону

в убийстве и прелюбодеянии, Дион ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 произнес собственному келейнику:

-- Убийство и прелюбодеяние -- это звучит очень жутко и

звучно, ну и воистину это плохо, еще бы! Но я скажу для тебя,

Иосиф, в реальности миряне эти не истинные грешники.

Стоит ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 мне вообразить себя одним из их, как будто бы воплотиться в

него, как они представляются мне совершенно детками. Они не добры,

не великодушны, они алчны, похотливы, высокомерны, злостны, --

все это правильно, но по сути ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, если глядеть в корень, они

невинны, невинны конкретно в том смысле, в каком невинны детки.

-- И все же, -- увидел Иосиф, -- ты сердито

призываешь их к ответу и грозишь им всеми муками ада.

-- Да, вот поэтому. Ведь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 они детки, и если в их

заговорила совесть и она проходят исповедоваться, то они желают,

чтоб их воспринимали серьезно в серьезно же их отчитывали. Во

всяком случае, я так думаю. Ты ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103-то в свое время поступал по другому:

ты не бранил, не наказывал, не накладывал епитимьи, но был с ними

ласков и отпускал их с братским поцелуем. Не буду порицать

тебя, нет, но я на это ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 не способен.

-- Да, -- колеблясь произнес Иосиф, -- но почему же тогда,

когда ты выслушал мою исповедь, ты со мной обошелся не так, как

с остальными, а молчком поцеловал, ни слова не сказав в укор?

Дион ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Пугиль устремил на него собственный чуткий взор.

-- Разве то, что я сделал, было некорректно? -- спросил

он.

-- Я не желаю сказать, что это было некорректно. Это было

верно, по другому исповедь не оказала бы на ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 меня такового

благотворного деяния.

-- Что ж, оставим это. Но я же наложил на тебя тогда

строгую кару, хотя и не облек ее в слова. Я взял тебя с собой и

обращался с тобой как со слугой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, я возвратил тебя к тем

обязательствам, от которых ты желал бежать.

И Дион отвернулся, он не обожал длительных бесед. Но на этот раз

Иосиф не отступал.

-- Ты тогда уже знал, что я ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 подчинюсь для тебя, я это обещал

для тебя еще до исповеди, даже до того, как я сообразил, кто ты. Нет,

скажи мне, ты вправду только поэтому так повел себя со

мной?

Дион прошелся пару раз ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 взад и вперед, стал перед

Иосифом, положил ему руку на плечо и произнес:

-- Миряне -- малыши, отпрыск мой. А святые -- святые не приходят

к нам исповедоваться. Но мы с тобой и подобные нам ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, аскеты,

ищущие, отшельники, мы не детки и мы не невинны, проповедями нас

не переделаешь. Мы, мы -- настоящие грешники, ибо знаем, мыслим,

вкусили от Древа Зания, и не к лицу нам обращаться друг с

другом ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, как с детками, которых наказывают розгами и позже опять

отпускают побегать. Мы же не убегаем после исповеди и покаяния

в ребяческий мир, где празднуют празднички, занимаются делами, а

временами убивают друг дружку; для нас грех -- не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 лаконичный

и ужасный сон, который можно отогнать от себя покаянием и

жертвой, мы пребываем в нем повсевременно, мы никогда не невинны,

мы всегда греховны, мы пребываем в грехе и в огне нашей совести

и мы знаем ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, что нашей величавой вины нам никогда не искупить,

разве что господь после погибели нашей смилуется над нами и

воспримет нас в лоно свое. Вот почему, Иосиф, я не буду читать

проповеди и определять епитимьи ни ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 для тебя, ни для себя. Ведь мы имеем

дело не с теми либо другими проступками либо злодеяниями, но

постоянно с самой изначальной виной, потому один из нас может

только заверить другого в осознании ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 а братской любви, но не

лечить его карой. Разве ты не знал этого?

Иосиф тихо ответил:

-- Да, это так. Я знал это.

Тогда старец молвил:

-- Не будем же терять времени на пустые речи, -- и

направился к ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 камню перед кельей, где, как обычно, преклонил

колена для молитвы.

Прошло пару лет. Отец Дион все почаще мучился

приступами немощи, так что Иосиф по утрам был должен помогать

ему, ибо сам он не ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 способен был встать. Потом старее шел

молишься, да и после молитвы он тоже не мог сам подняться.

Иосиф помогал ему, а позже Дион весь денек посиживал на одном месте

и смотрел вдаль. Но так ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 бывало не всегда, в другие деньки он сам

вставал. Но слушать исповеди каждый денек он тоже не

мог, и когда кто-либо исповедовался у Иосифа, Дион подзывая

его к для себя и гласил: "Деньки ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 мои сочтены, отпрыск мой, и конец

близок. Скажи людям: этот Иосиф заступит мое место". И если

Иосиф пробовал высказать свое несогласие, старец устремлял на

него собственный ужасающий взор, от которого замерзало сердечко.

В один прекрасный момент, когда ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 Дион поднялся, не делая упор на собственного

ассистента, и казался бодрее, чем обычно, он подозвал Иосифа и

повел его в далекий угол их маленького сада.

-- Вот тут, -- молвил он, -- ты похоронишь меня. А

могилу мы ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 выкопаем с тобой совместно, время у нас есть еще.

Принеси заступы.

С этого денька они утрами понемногу копали могилу. Когда Дион

мог, он сам выбрасывал несколько лопат земли, правда, с

превеликим трудом, но всегда забавно ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, как будто труд этот для

него наслаждение. Ну и весь денек позже он бывал весел; с тех

пор как они совместно начали копать могилу, безмятежное состояние

духа не покидало отца Диона.

Как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103-то он произнес Иосифу:

-- На моей могиле посади пальму. Может быть, ты еще

отведаешь ее плодов, а нежели нет, то кто-либо другой

насладится ими. Временами я сам сажал деревья, но не достаточно,

очень ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 не много. Молвят, мужик, до того как умереть, должен

высадить дерево и бросить после себя отпрыска. Что ж, я оставлю

после себя дерево и тебя: ты же отпрыск мне.

Сейчас он всегда был спокоен и как ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103-то светел, не таковой,

каким его ранее знал Иосиф. В один прекрасный момент вечерком -- мгла стремительно

сгущалась, они уже поужинали и помолились -- Дион позвал Иосифа

к собственному ложу и попросил посидеть с ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 ним.

-- Я желаю для тебя поведать кое-что, -- произнес он нежно, и

Иосифу показалось, что старец совсем не утомился за денек, не желает

спать.

-- Ты помнишь, Иосиф, те дурные времена, когда ты жил в

собственной келье под Газой ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, и жизнь для тебя омерзела. И как ты

пустился в бегство, решив разыскать старенького Диона и рассказать

ему о собственной жизни? И как в селении анахоретов ты встретил

старика и спросил его, где для тебя ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 отыскать Диона Пугиля? Ну итак вот

-- разве не показалось для тебя чудом, что старик этот и был сам

Дион? Сейчас я желаю поведать для тебя, как это все случилось, --

ведь и я ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 воспринял это как волшебство.

Ты знаешь, как это бывает, когда к отшельнику и

духовнику приходит старость, и он уже выслушал исповеди

многих грешников, которые почитают его непорочным и святым, не

ведая, что он больший грешник ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, ежели они. И вот ему все дела

его вдруг представляются ненадобными и суетными, и то, что до этого

было для него святым и принципиальным, ибо сам господь удостоил и

провозгласил его слушать и врачевать грязь и гадость ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 душ

человечьих, -- все это сейчас кажется ему тяжким, безмерно

тяжким бременем, подлинным проклятием, и в конце концов ему

становится противно при виде каждого бедняка, идущего к нему со

своими ребяческими грехами, он желает избавиться от ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 него, ну и

от себя самого, хотя бы через посредство веревки, перекинутой

через сук. Таково-то было у тебя на душе. А сейчас настал час

моей исповеди, и я признаюсь для тебя: и со ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 мной было то же самое,

и я казался для себя никчемным и духовно мертвым, и не способен я

был вытерпеть, чтоб люди с доверием несли ко мне всю срамоту и

гадость людскую, с которыми сами ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 не могли совладать и с

которыми я тоже не мог совладать.

В ту пору я нередко слышал об одном отшельнике по имени

Иосиф Фамулус. И к нему, как и ко мне, люди охотно ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 шли

исповедоваться, и многие охотнее к нему, чем ко мне, ибо был

он, по слухам, человек мягенький и нежный, и люди гласили, что

ничего-то он не просит от их, не бранит их, а обходится ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 с

ними, как с братьями, просто слушает и отпускает с

лобызанием. Нет, это было не по мне, ты знаешь это, и когда я

в первый раз услышал об этом Иосифе, мне его манера показалась

глуповатой и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 очень уж детской; но в ту пору, когда все, что бы я

ни делал, вызывало у меня сомнения -- верно ли я поступаю

сам, -- у меня были все основания воздерживаться от осуждения

Иосифа. Но какой силой был должен ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 владеть этот Иосиф? Я

знал, что он молодее меня, но тоже близок к старости, и мне

это было приятно, юному я не мог бы довериться. А к этому

меня сходу потянуло. И вот я ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 решил отправиться к Иосифу

Фамулусу, рассказать ему о собственной неудаче, испросить у него совета, а

нежели он и не порекомендует мне ничего, почерпнуть у него

утешение, укрепить дух собственный. Уже одна эта идея сказалась ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 на

мне благотворно, и мне стало легче.

Итак, я отправился в путь и стал находить место, где, по

слухам, стояла его келья. Но тем временем брат Иосиф пережил то

же, что пережил я, принял ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 такое же решение, какое принял я, и

любой из нас обратился в бегство, чтоб испросить у другого

совета. И когда я, еще не добравшись до его кельи, повстречался с

ним, то вызнал его с первых же слов ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, ну и был он таким, каким я

представлял его для себя. Но в то же время он был беглецом, ему

было худо, так же худо, как и мне, а то и еще ужаснее, он и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 не

помышлял о том, чтоб слушать чьи бы то ни было исповеди,

-- нет, он сам жаждал исповедоваться, сам желал переложить свою

неудачу на чужие плечи. В тот час это принесло мне огромное

разочарование, и ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 мне стало очень обидно. Ведь если и этот

Иосиф, не знавший меня совершенно, утомился от собственного служения и

разуверился в смысле собственной жизни, то не означает ли это, что мы

оба ничего не стоим, оба ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 прожили никчемную жизнь и потерпели

поражение?

Я буду краток, я ведь рассказываю для тебя то, что ты сам

пережил. Когда ты после нашей встречи отправился просить

ночлега в селении анахоретов, я остался один, углубился в ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 себя,

вошел в состояние этого Иосифа я пошевелил мозгами: что он будет делать,

узнав завтра, что зря бежал, зря понадеялся на этого

Пугиля, что и Пугиль -- беглец, гонимый искушениями? И чем

больше я ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 заходил в него, тем большее сострадание вызывал он во

мне, тем неотвязней преследовала меня идея, что этот Иосиф

ниспослан мне богом, чтобы я вызнал и уврачевал его, а с ним и

себя. Это меня ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 успокоило, и я сумел уснуть, ведь полночь уже

миновала. На последующий денек мы вкупе направились в дорогу, и

ты стал мне отпрыском.

Вот что я желал для тебя поведать. Я слышу, ты плачешь.

Поплачь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, это облегчит для тебя душу. И раз уж я настолько неподобающе

разговорчив, то будь разлюбезен, выслушай и сохрани в собственном сердечко

к тому же такие мои слова: человек непостижим, полагаться на него

нельзя, а поэтому не исключено, что ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 придет время -- и прежние

муки и соблазны вновь начнут докучать для тебя и попробуют

победить, и да ниспошлет для тебя тогда господь в утешение настолько же

нежного и терпеливого отпрыска и келейника ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, какого он в твоем

лице даровал мне. А что до того сука, о котором искуситель

принудил тебя грезить, и погибель злополучного Иуды Искариота, то

я скажу для тебя одно: готовить для себя схожую погибель не только лишь ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 грех

и неразумие, хотя Спасителю нашему ничего не стоит простить и

таковой грех. Но сверх того, грустно, когда человек погибает,

отчаявшись. Отчаяние бог отправляет нам не для того, чтоб

умертвить нас; он отправляет нам его ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, чтоб пробудить в нас новейшую

жизнь. Но когда он отправляет нам погибель, Иосиф, когда он

отрешает нас от земли и плоти и призывает к для себя, то это

величавая удовлетворенность! Если для тебя разрешено заснуть ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, когда ты утомился,

разрешено сбросить бремя, настолько длительно тобой носимое, -- это

красивое и необычное дело. С того времени как мы с тобой вырыли

могилу, -- не забудь о пальме, которую я просил тебя высадить,

-- с ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 того времени как мы начали копать могилу, я стал таким

размеренным и удовлетворенным, как ты был уже много лет.

Видишь, как я разболтался, отпрыск мой, ты, должно быть,

утомился. Ступай, выспись, ступай в свою ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103 келью, господь с тобой!

На последующий денек старец не вышел к утренней молитве и не

позвал Иосифа. Когда тот, встревоженный, тихо вошел в келью и

подступил к одру Диона, он увидел ИСПОВЕДНИК - Игра в бисер 103 Оглавление 103, что Дион уже опочил и его

лицо озарено детской, тихо лучащейся ухмылкой.

Иосиф кинул тело старца земле, посадил на могиле дерево и

дожил еще до того лета, когда дерево принесло 1-ые плоды.



ispolzujte-tehnologii-dlya-podkrepleniya-garantij.html
ispolzujte-vnutrennyuyu-rech-dlya-upravleniya-mishleniem.html
ispolzuya-formulu-dlya-maksimalnih-kasatelnih-napryazhenij-mozhem-zapisat-uslovie-prochnosti-pri-kruchenii.html