ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава

Два совсем схожих блондина в полосатых безрукавках кого-либо мучительно напоминали. Мальчуган с совершенно круглой головой на фронтальном плане тоже был на кого-либо похож. Я крутил фотографию так и так, примеривая лица малышей на различных обитателей Дома, но пятерых так и не опознал. В конце концов мне это надоело, и я ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава начал рассматривать ее просто так.

Компания в целом была одичалая. Грязноватая. Обросшая. Наверное с червями. Таких не заставишь смотреться благопристойно. По последней мере никто никому не делал рожки и не строил гримас. Они старались смотреться посолиднее. Хотя, кажется, понимали, что у их это не особо выходит.

Амулеты, защитные талисманы ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава и всякая нашейная дребедень уже тогда были в моде. Всего я высчитал шестнадцать мешочков, плюс когти, зубы и кости, связками и по одному экземпляру, гайки, болты, гвозди, кроличьи лапки и разнообразнейшие хвосты. У Лэри с Жеребцом преобладал металлолом. Слон был увешан колокольчиками, блондинистые близнецы — ключами. Наткнувшись ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава на эти ключи, я вдруг сообразил.

Зажмурился и поглядел снова…

Ну естественно! Круглые, стылые глаза, крючковатые носы… это мелкие Стервятники! До того похожие, что я даже не попробовал угадать, который из их реальный.

Любопытно, куда подевался 2-ой? Мелькнула идея что вообще-то и 1-го Стервятника в Доме полностью довольно ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, но здесь же, вспомнив нескончаемый траур третьей, я устыдился этой мысли.

Может, Птицы носили траур не по близнецу Стервятника. Может, им просто нравился темный цвет. Честно говоря, я и не желал знать, в чем там дело. В любом случае, никакого брата у Стервятника в Доме не имелось, и мыслить ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, что это отлично, отвратительное дело.

Я отложил фотографию и взял первую, с Волком. Порассматривал. Лег и уставился в потолок.

В каждой комнате Дома обитали свои мертвецы. В каждом шкафу догнивал собственный неупоминаемый скелет. Когда привидениям не хватало комнат, они начинали слоняться по коридорам. Против нежеланных гостей на дверцах отрисовывали охранные ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава знаки, а на шейки вешали амулеты. Собственных обожали и задабривали, с ними советовались, пели им песни и ведали сказки. А они отвечали. Надписями на зеркалах мылом и зубной пастой. Рисунками на стенках фиолетовой краской. Шепотом в уши — отдельным избранным, когда те принимают душ либо имеют смелость заночевать на Перекресточном ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава диванчике…

Эта мешанина из Фазаньих баек, суеверий, дурных пословиц и поговорок вертелась у меня в голове, приобретая все более одичавшие очертания. А когда я в конце концов совладал с ней, то к собственному удивлению сообразил, что сейчас чуток лучше знаю Дом. На крупинку. Во всяком случае, сообразил почти все, чего ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава не осознавал ранее. Страсть обитателей Дома ко всяким небывальщинам родилась не на пустом месте. Так они превращали горе в суеверия. Суеверия в свою очередь преобразовывались в традиции, а к традициям стремительно привыкаешь. В особенности в детстве. Попади я сюда лет семь вспять, может, и для меня общение с призраками было ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава бы в порядке вещей. Я бы посиживал на старенькой фото Темного с самодельным луком либо рогаткой, торчавшей из кармашка, гордился амулетом от полтергейста, выменянным на серию марок, страшился бы каких-нибудь определенных мест в определенное время суток и прогуливался бы туда на спор. Может, в итоге ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава я довел бы себя до заикания, но жизнь моя была бы достаточно увлекательной, чего не скажешь о истинной, прожитой не тут. Мне даже стало грустно, что это дикое, не мое детство прошло мимо. В нем не было ни рек, ни лесов, ни заброшенных кладбищ, но ведь и в реальном моем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава детстве их не было. Зато я знал бы все законы и правила Дома, умел говорить дурные сказки, играть на гитаре, расшифровывать стенные надписи, гадать по куриным костям, помнил бы все прошлые клички старожилов и, может быть, даже обожал бы это ветхое здание, как никогда не смогу его полюбить. Чем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава подольше я обо всем этом задумывался, тем становилось грустнее. Я достал последнюю неспрятанную сигарету, закурил и стал глядеть, как дым уплывает к плафону, рассеиваясь в его свете.

ДОМ
Интермедия

Могильник — это Дом в Доме. Место, живущее собственной жизнью. Он на много лет молодее — когда его строили, Дом успел постареть. О нем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава говорят самые жуткие истории. Его терпеть не могут. У Могильника свои правила, и он принуждает им подчиняться. Он небезопасен и непредсказуем, он ссорит друзей и мирит противников. Он ставит каждого на отдельную тропу: пройдя по ней, обретешь себя либо потеряешь. Для неких это последний путь, для других — начало пути ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава. Время тут течет медлительно.

Кузнечик смотрел в окно на снежные завалы и темные фигуры людей, которые брели по голубому. Утро в госпитале начинались с обходов, затемно. Гудки машин, пробиравшихся по оледенелым дорогам, топот ног в коридоре, свет в окнах домов — все указывало на утро. А если веровать небу, была ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава еще ночь. Уроки отменили из-за снегопада, и население Дома 2-ой денек праздновало внезапные каникулы. Окна госпиталя выходили на двор. Каждое утро и каждый вечер Кузнечик взбирался на подоконник и смотрел, как мальчишки играют в снежки и строят белоснежные крепости из сугробов. Он узнавал их по курткам и по ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава шапкам. Голоса не проникали через двойные стекла.

Прошло уже две недели с того времени, как его выслали на протезирование. Кузнечику казалось, это займет несколько часов. Ему дадут руки — не истинные, но на что-то пригодные — и отпустят. Только попав в госпиталь, он сообразил, как не много знал ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава о таких вещах.

Госпиталь ему приглянулся. Стабильной жизнью, чистотой и покоем. Тут его не допекали мальчишки Хламовника, сестры были приветливы, сам Могильник, светлый и тихий, казался наилучшим местом в мире. Лось приносил ему книжки и делал с ним уроки, как в 1-ые деньки в Доме. Кузнечик не осознавал, чем это ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава место заслужило дурную славу. Почему его называли по-страшному — Могильником? До того, как он сюда попал, это слово пугало и его.

Все было отлично. Позже он начал скучать. В особенности когда выпал снег. Ему не хватало Слепого. И еще чего-то. Заскучав, Кузнечик бросил книжки и перебрался на подоконник. Сестры ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава его сгоняли, он залезал назад. Он послушливо делал с протезами все, что полагалось, зная, что эти способности ему навряд ли понадобятся. Его предупредили — с протезами нужно обращаться заботливо, и он сообразил, что не станет их носить. Их поломают в первой же стычке. Нарочно либо случаем. Его пребывание в Могильнике не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава имело смысла. Потому он скучал и смотрел в окно.

— Как лесной зверь на привязи, — произнесла сестра, входя в палату. — Скоро уже вернешься к своим дружкам, не волнуйся. И играть с ними будет удобнее, чем ранее.

Он ожидал, что его снова сгонят с подоконника, но сестра утомилась делать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава замечания.

— Заскучал? — спросила она жалостно.

— Нет, — ответил он, не оборачиваясь.

Было уже совершенно светло, и сестра выключила свет. До него доносилось постукивание тарелок и скрип передвигаемых тумбочек. Двор был пуст, пусты были внешние улицы и развалины снежных крепостей. Сестра ушла — ударила дверь — и все затихло. Позже кто-то ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава вошел, встал у него за спиной и спросил:

— Как, любопытно, кошки прогуливаются по снегу, если снег выше кошек?

Глас был незнакомый, но Кузнечик не обернулся.

— Прыгают, — произнес он, смотря во двор.

— Всякий раз проваливаясь с головой и выскакивая назад? А может, они копают тоннели? — рассмеялся неведомый. — Как кроты?

Кузнечик ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава обернулся. Рядом стоял незнакомый мальчик и смотрел мимо него в окно. Губки его дрожали от хохота, глаза были серьезны. Больше всего Кузнечика изумил его наряд. Верх — от белоснежной лазаретной пижамы, низ — обтрепанные голубые джинсы. И практически темные от грязищи кеды на босу ногу. Шнурки не завязаны. Волосы на лбу вымазаны кое-чем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава белоснежным. Он не был похож на хворого. И ни на кого из знакомых Кузнечику мальчиков. Нездоровым полагалось лежать в незапятнанных кроватях, а ходячим и здоровым — не бегать по Могильнику и не входить в чужие палаты. Но самым странноватым было не это. Где в Могильнике (вылизанном до блеска ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава) можно отыскать столько грязищи, чтоб замызгать ноги?

— Снежные кроты, — вдумчиво произнес мальчик. — Зимой копают тоннели, летом преобразуются в кошек. Весной, только превратившись, вылезают из-под земли и звучно орут. Мартовские кроты. У их очень отвратительные голоса…

Кузнечик соскочил с подоконника.

— Ты кто? — спросил он.

— Арестант Могильника, — ответил гость. — Вырвал из стенки ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава кольцо, к которому был прикован, сбросил заржавелые цепи и поторопился сюда.

— Почему сюда?

— А я вурдалак, — признался гость. — Пришел попить свежайшей крови. Ты ведь не откажешь нездоровому человеку, дитя?

— А если откажу?

Мальчик вздохнул:

— Тогда я умру на твоих очах. В муках.

Кузнечику стало еще увлекательнее ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.

— Хорошо. Пей. Только мало. Не до погибели. Если ты так умеешь.

— Великодушное дитя, — произнес мальчик. — Сейчас я сыт, и я отвергаю твой дар. Тела покусанных сестер выстлали мне путь от темницы до самых твоих дверей.

Кузнечик живо представил, как это смотрится. Одна сестра, 2-ая, 3-я… и все лежат укушенные, закатив ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава глаза.

— Забавно, — произнес он.

— До безумия, — согласился гость. — Слушай, ты меня не спрячешь? За мной погоня. С осиновыми кольями.

— Спрячу, естественно, — обрадовался Кузнечик. — Только, — он осмотрел палату, — только тут негде. В тумбочке ты не поместишься. А под кроватью будет видно…

Гость усмехнулся:

— Не страшись, благородный отрок. Старенькый кровопийца знает, что ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава делает. Ты не против, если твоя кровать станет чуток повыше?

Кузнечик замотал головой. Мальчик подошел к кровати и завертел какую-то ручку. Кровать приподнялась. Гость заглянул под нее и остался доволен.

— Там резинки, — растолковал он. — Комфортная штука, если не очень тугие, — он подошел к Кузнечику и пристально осмотрел его. — Ты ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава мне нравишься, отрок, — произнес он серьезно. — А сейчас, простимся.

— Уходишь, — обидно протянул Кузнечик.

Мальчик подмигнул. Глаза у него были коричневые — такие светлые, что казались оранжевыми.

— Всего только под кровать.

Он помахал рукою и, встав на четвереньки, скрылся под матрасом. Покопошился, чертыхаясь, и пропал.

Кузнечик подбежал к кровати и прислушался ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава. Было очень тихо. Только нагнувшись к полу, можно было различить еле слышное дыхание гостя. Съедаемый любопытством, Кузнечик возвратился на подоконник. Если сестрам вздумается проверить палату, они должны узреть его в обычной позе. Он положил подбородок на колено и уставился в стекло, не видя ни двора, ни высыпавших играть ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава мальчиков. Он страшился, что если кто-то войдет, его выдадут пылающие щеки и стук сердца.

В положенное время за ним пришли и отвели его в игровую комнату, где ожидали протезы и задания, которые необходимо было с помощью их делать. Кузнечик не выполнил ни 1-го. Когда он возвратился, его ожидала сестра ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава с обедом, и проверить, остался ли «вампир» на прежнем месте, не удалось. А после обеда пришел Лось.

— Как поживает мой ученик? — спросил он, входя. В руках у него была стопка книжек. В белоснежном халатике он казался еще выше.

— Болтает, как попугай, — посетовала сестра Агата, вытирая Кузнечику рот. — Практически ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава ничего не съел, — она подняла поднос, показывая Лосю тарелку с развороченным пюре и растерзанной котлетой.

Кузнечик вправду гласил без передышки. Он страшился пауз и тишины. Страшился, что сестра услышит чего-нибудть и заглянет под кровать. Он не был уверен, что гость все еще там, но не желал рисковать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.

— Удивительно, — произнес Лось, заглядывая Кузнечику в лицо. — Он не болтун. Хотя и плохо ест.

— Сейчас он болтун, — сделала возражение сестра, переставив поднос на тумбочку и накрыв его салфеткой. — Попытайтесь сами. У меня голова разболелась от этого малыша и его историй. В жизни не слышала столько чепухи.

— Попробую.

Лось сел на ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава кровать и сложил книжки на стул. Кузнечик в белой пижаме болтал ногами, смотря в потолок.

— Ангелочек, — умилилась сестра. — Я уж задумывалась, он у нас заскучал. Но сейчас он просто расцвел. Гласит и гласит, прямо не может тормознуть.

— С чего бы это? — усмехнулся Лось.

Кузнечик покосился на него ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава и пожал плечами.

Лось вдруг посерьезнел:

— Анонсы о беглеце есть? — спросил он сестру.

Сестра нахмурилась и перебежала на шепот:

— Никаких. Возможно, он уже за пределами Дома. Доктор просто с разума сходит. Просил вас непременно зайти.

Кузнечик навострил уши, с деланным энтузиазмом рассматривая корни принесенных Лосем книжек.

— Непременно зайду, — произнес Лось. — Это ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава суровая неувязка.

— Да, — вздохнула сестра, вставая. — Уж куда серьезнее. Попытайтесь покормить его. Может, вас он не заговорит до погибели.

Она вышла, оставив поднос с обедом.

Лось оборотился к Кузнечику:

— Скажи малыш, к для тебя случаем не входил мальчишка с седоватый челкой и в голубых джинсах? Приблизительно твоего роста?

— Нет ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, — произнес Кузнечик, честно смотря Лосю в глаза. — Не входил. А что?

— Ничего, — Лось рассеянно улыбнулся потолку. — Если вдруг узреешь его, передай, что он доставляет всем сильно много морок. Мне в том числе.

Кузнечик кивнул.

— Непременно передам, если увижу. А что он сделал?

Лось для чего-то приподнял ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава салфетку, разглядывая содержимое обеденного подноса.

— Много всего. Хватило бы на десятерых. Ты будешь есть?

— Нет, — произнес Кузнечик. — Может быть, позднее. На данный момент не желаю.

— Отлично, — Лось встал. — Пойдем, одену тебя. Прогуляемся. Нужно дышать свежайшим воздухом временами.

Кузнечик нехотя сполз с кровати. Лось вынул из кармашка клочок бумаги, расправил его ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава и положил на подушку.

— Письмо для тебя, — произнес он. — Читай и пошли.

Кузнечик поглядел на мятый листок, где красовалось одно единственное слово: «Скучно». Зная Слепого, можно было сообразить, что это значит «мне скучновато без тебя». Слепой без него скучает!

Кузнечик тихо вздохнул от наслаждения, и листок взлетел с одеяла ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, как бабочка.

— Спасибо, — произнес он Лосю. — Его там не оскорбляют без меня?

— Не знаю, — Лось смотрелся усталым. — Я ведь практически ничего про вас не знаю.

Они гуляли по лазаретному балкону, защищенному от ветра покатой крышей. Лось пересказывал анонсы Хламовника, Кузнечик слушал вполуха. С прогулки Лось отвел его на ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава 2-ой сеанс тренировки с протезами. Позже в холле госпиталя была вечерняя программка по телеку, которую разрешалось глядеть через один день. Позже — ужин с сестрой Марией (потолще и помладше сестры Агаты), и сейчас Кузнечик ел молчком, уверенный, что гость издавна ушел. Ни у какого вурдалака не хватило бы терпения столько времени провисеть под ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава кроватью.

— В девять зайду выключить свет, — предупредила сестра. — И не сиди на подоконнике. Все равно уже мрачно.

Как за сестрой закрылась дверь, Кузнечик скатился на пол и заглянул под кровать. «Вампир» лежал на полу и смотрел ему в глаза.

— Ой, — произнес Кузнечик. — Ты не висишь? Она же просто могла ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава тебя узреть!

Гость выполз медлительно, как черепаха, и сел, кривясь от боли.

— А ты повиси на этих резинках часа четыре, — буркнул он. — Естественно, я делал передышки, когда никого не было. И даже поел. Но по-моему, — произнес он с беспокойством, — Лось меня вычислил. Он зашел и проверил поднос ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава. А я практически всю котлету съел.

Кузнечик засмеялся. Очень забавно было представлять вурдалака, потаенно поедающего его котлету. И Лося, который эту котлету инспектирует, обнюхивая тарелку. Но почему он не заглянул под кровать? Наверняка, не знал, что там можно спрятаться.

— Смейся, смейся, — произнес «вампир». — Веселись. Для тебя, естественно, тяжело ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава представить, каково это — висеть на резинках, ощущая дыхание осинового кола у самого сердца. Из-за одной злосчастной скукоженной котлеты. Чего ты заходишься, любопытно?

— Колья не дышат, — заикаясь от хохота, шепнул Кузнечик.

«Вампир» поморщился:

— Это оборот речи, мальчуган. В прошедший вторник мне ударило триста 30 лет — имею я право заговариваться, как ты думаешь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава?

— Имеешь, — признал Кузнечик. — Мне нравится, как ты заговариваешься.

— Поглядим, как для тебя понравится нынешняя ночь. Я хочет возвратить собственный поистине дряблый вид и слушать твои мольбы о пощаде, до того как мои зубы вопьются в твою плоть!

«Вампир» вдруг утомилось вздохнул.

— Слушай, а можно, я малость полежу на твоей ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава кровати? Я весь одеревенел. Ничего, что я грязный? — он сбросил кеды и растянулся на кровати. Ноги его были грязнее обуви. Кузнечик сел рядом. Вурдалак искривился.

— Что-то спина болит, — произнес он обидно.

— Это поэтому, что ты старенькый, — представил Кузнечик.

— Ты думаешь? — «вампир» лежал очень бледноватый, и ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава Кузнечик ужаснулся.

— Может, позвать сестру? — спросил он неуверенно.

«Вампир» открыл один глаз:

— Полакомиться?

— Нет. На помощь, — расхохотался Кузнечик.

«Вампир» улыбнулся:

— Не нужно. Я настроился проболтать с тобой всю ночь и приятно провести время, а не получать помощь от сестры. Давай начнем прямо на данный момент. Расскажи, что там делается в Доме ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава? Я так заскучал по немогильной жизни.

— Нет, — Кузнечик влез на кровать с ногами. — Поначалу ты расскажи. А позже я расскажу все, что захочешь. Я весь денек про тебя задумывался. Больше не могу вытерпеть.

— И что ты задумывался? Наверняка, какой он красивый — этот вурдалак?

— Я задумывался… — Кузнечик смутился. — Что ты такового ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава натворил, о чем гласил Лось? И почему сбежал и прячешься?

«Вампир» помрачнел.

— Я просто так сбежал. Все равно бестолку. Уже четыре раза сбегал. Задумывался, если всех тут как надо достать, может, они меня отпустят. Даже пожар устроить пробовал. Но на их ничего не действует. Другими словами ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава я их все-же довел, в ближайшее время меня запирали. В сей раз я сбежал только из-за этого. Пусть не задумываются, что они умнее. Пока я тут, размеренной жизни у их не будет.

— Как ты сбежал? — благоговейно спросил Кузнечик. Гость на очах обретал геройский нимб страдальца.

— Друг посодействовал ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, — нехотя ответил «вампир». — Верный человек. Кличку не спрашивай, все равно не скажу. Я задумывался, тут пусто, вот и зашел. Я эту палату знаю, тут изредка кто бывает. Смотрю — ты сидишь. Ты мне сходу приглянулся. Я так и помыслил, что ты не станешь никого звать. Хотя у тебя был таковой вид, будто ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава бы ты поверил во все, что я наплел.

— Я не поверил, — признался Кузнечик. — Но это было бы и правда здорово — прятать под кроватью вурдалака.

— Вот видишь… я же говорю, ты странноватый, — гость приподнялся на локте, разглядывая Кузнечика. — Люблю странноватых. Как тебя именуют?

— Кузнечик.

— А меня — Волк. Кличка у ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава тебя — что-то не то. Я бы вымыслил лучше. Издавна тебя привезли?

— Летом. Тут никого не было. Только Лось. Он меня принял. Но после меня уже был другой новичок, — поспешно добавил Кузнечик.

— Спорим, Спортсмен вытерпеть тебя не может, — представил Волк.

Кузнечик нахмурился.

— Да, — произнес он кратко. — Не может ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.

— А все другие гоняют, чтоб ему угодить.

— Гоняли, — поправил Кузнечик. — А ты откуда про меня знаешь?

— Про тебя я ничего не знаю, я знаю про их. Какие с ними уживаются, а какие — нет. И еще я слышал, о чем ты гласил с Лосем, когда получил письмо от друга. Которого, может ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава быть, без тебя оскорбляют. Кстати, кто он?

Волк раскраснелся от любопытства. Видно было, что ему приятно гласить о жизни за пределами госпиталя.

— Слепой, — ответил Кузнечик.

Он знал, что Волк изумится, и Волк опешил.

— Не может быть, — произнес он.

Кузнечик гордо молчал.

— Снимаю шапку, — произнес ему Волк почтительно. — Никогда не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава задумывался, что Слепой годится на роль друга.

Кузнечик обиделся:

— Годится не ужаснее хоть какого другого!

— И что его могут обижать, — продолжил Волк, как будто не услышав.

Кузнечик отвернулся.

Волк похлопал по его плечу:

— Не злись, хорошо? Я время от времени бываю вредный. В особенности когда спина болит. Расскажи с самого ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава начала, как тебя привели. И далее. А позже я для тебя про всех кучу всего расскажу.

Кузнечик сказал. Рассказ его прервался сестрой, которая пришла умыть Кузнечика и уложить спать. После ее ухода Волк вылез из-под кровати и забрался к Кузнечику под одеяло.

— Рассказывай далее, — попросил он.

Кузнечик говорил ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава еще длительно. Позже они лежали молчком. Кузнечик знал, что Волк не дремлет.

— Выкарабкаться бы отсюда, — тоскливо произнес Волк в мгле. — Я здесь уже полгода. Ты не представляешь…

Кузнечику показалось, что он зарыдал.

— Выберешься непременно. Не волнуйся. Не бывает такового, чтоб кто-то желал откуда-нибудь выкарабкаться — и не выкарабкался ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.

— Ты очень славный.

Волк обнял его и прижался щекой. Щека была влажной.

— Если я когда-нибудь отсюда выйду, буду драться за тебя насмерть, вот узреешь. А ты будешь меня держать в голове, если я не выйду?

— Клянусь! — произнес Кузнечик. — Что всегда буду тебя держать в голове.

С ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава утра сестра Агата нашла Волка, спящего в постели Кузнечика. Ее вопль разбудил обоих. Протаранив сестру в животик, Волк выскочил в коридор. Кузнечик выбежал следом и, онемев от кошмара, следил, как Волк, лавируя меж визжащими сестрами, опрокидывает на бегу телеги с завтраками и лекарствами. Путь его был усеян битым стеклом ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, клочьями ваты и перевернутыми омлетами. Его изловили в ответвлении коридора, где, к несчастью для Волка, оказалось сходу двое парней и под яростные восклицания сестер унесли в палату, куда скоро с темным видом проследовал Паук Ян.

2-ой доктор и уборщик, поймавшие Волка, смазывали йодом укусы и, задрав штанины, рассматривали синяки на ногах. Некие ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава из сестер, обступив их, обсуждали происшедшее, другие собирали осколки.

Ошалевший Кузнечик, красноватый и дикоглазый со сна, молчком стоял у двери собственной палаты.

— Я считала тебя неплохим мальчуганом, — произнесла сестра Агата, проходя мимо. — А ты, оказывается, лжец. Тебе стараются, протезы прилаживают, а ты ах так платишь людям за их заботы ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.

— Подавитесь вы своими протезами, — с ненавистью ответил Кузнечик. — И своими заботами тоже! — не смотря на застывшую на месте сестру, он возвратился к для себя.

В пустой палате он длительно смотрел на незастеленную кровать и упавшее на пол одеяло. Позже подцепил ногой стул и кинул его о стенку ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава. Грохот, гул разбитого стакана, упавшего с тумбочки, перевернутый стул — все это его незначительно успокоило. Из коридора донеслось встревоженное квохтанье сестры Агаты.

— Вот, — произнес Кузнечик в потолок, — сейчас меня посадят на цепь рядом с Волком. И ему не будет сиротливо.

На цепь его не посадили — ни рядом с Волком ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, ни раздельно. Доктор Ян отчитал его в собственном кабинете. Лось извинился и пообещал, что заберет его из госпиталя. Обиженная сестра Агата произнесла, что он неплохой мальчишка, попавший под дурное воздействие. Директор Дома погладил его по голове и произнес:

— Ничего ужасного не случилось. Ребенок немного расстроился.

— Отпустите Волка, — произнес им ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава Кузнечик.

Только Лось услышал его.

Вечерком к нему пришла девчонка в голубой пижаме, с волосами пламенными, как цветок мака. Таких ярко-красных волос он никогда ранее не лицезрел и вообщем не задумывался, что они встречаются по сути. Разве что у клоунов. Девченка подошла к окну, гордо зажав в руках ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава букет непонятных пушистых цветов. Голова ее осветила белоснежную палату, как небольшой пожар.

— Привет, — произнесла она.

Кузнечик тоже поздоровался и слез с подоконника.

Девченка положила букет на тумбочку.

— Я — Рыжеватая.

Уши у нее торчали, кожа вокруг носа была красная, а глаза внезапно темные, в бардовых ресничках. Чтоб рассмотреть это, Кузнечику пригодилось ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава много времени. От ее волос было тяжело отвлечься. Он опешил, что ему докладывают явное.

— Я вижу, — произнес он. — Тяжело не узреть.

Девчонка замотала головой.

— Нет. Я знакомлюсь, — растолковала она терпеливо. — Рыжеватая. Сейчас сообразил?

Он сообразил.

— Кузнечик, — представился он.

Девченка кивнула, разглядывая пустую палату.

— Скучновато у тебя здесь, — произнесла она ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава. — И чисто.

Кузнечик промолчал.

— Пойдем со мной? Я приглашаю.

— А разве можно? — Кузнечик колебался, что его пустят далее порога после всего, что вышло.

— Нельзя. Но никто ничего не произнесет, вот узреешь. Пойдем.

Они вышли в белый, заглушавший шаги коридор Могильника.

Матовые двери раскрывались и запирались. Старшеклассники в пижамах посиживали в креслах ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава и листали журнальчики. Сестры сновали из одной двери в другую, как снежные шары. Кузнечик шел за Рыжеватой, ждя окриков, но никто не окликал их и ни о чем же не спрашивал. Они шли, отражаясь в стеклянных шкафах, как в зеркалах, в одном за другим. Голубая пижама ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава и белоснежная пижама. И всюду загорался огнь ее волос.

Мы будто бы пропали, задумывался Кузнечик удивленно. Мы идем, но нас нет. Никто нас не лицезреет и не слышит. Будто бы рыжеватая девчонка заколдовала весь Могильник…

По ту сторону окон падал снег. Они свернули в другой коридор, с блестящим линолеумом ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава, и прошли по нему до последней двери.

— Это тут, — Рыжеватая толкнула дверь.

Палата была совершенно малая. Три кровати, заваленные грудами вещей. С всеполноценными свалками журналов, тетрадей, бумаги, кисточек и банок с краской. На стенках висели картинки, в плетеной клеточке прыгал зеленоватый попугайчик. Комната напоминала Хламовник и даже пахла, как Хламовник. Кузнечик ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава наступил на апельсинную кожицу и тормознул, смущенный. С разбегу прыгнув на одну из кроватей, Рыжеватая скинула тапочки, смела на пол мусор, и представила собственного соседа:

— Погибель.

Прекрасный мальчишка с битловской прической, улыбнулся и кивнул.

— Привет, — произнес он.

Кузнечик вздрогнул, услышав кличку.

— Так ты тот…

Погибель снова кивнул, улыбаясь.

— Да ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава садись же, — позвала Кузнечика Рыжеватая, спихивая с кровати еще одну груду вещей. — Успеешь насмотреться.

Кузнечик сел рядом с ней. О соседе Рыжеватой он кое-что знал. Погибель был мальчуганом, который никогда не покидал Могильника, и о котором воспитатели меж собой гласили, что он не жилец. Погибель был лежачий ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава. Он не прогуливался и не ездил в коляске. Он жил в Могильнике издревле, и как Могильного обитателя Кузнечик представлял его зеленым, схожим на мертвеца. Другим нельзя было представить человека, который «не жилец» уже много лет попорядку. Но Погибель оказался небольшим и ласковым, с очами в пол-лица и длинноватыми, будто ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава бы покрытыми лаком, красными волосами. Пока Кузнечик его рассматривал, Рыжеватая собирала с одеяла карты.

— Поиграем? — спросила она. Они с Кузнечиком подсели к Погибели.

На час они стали гадальщицами. Предсказали друг дружке воплощение всех желаний и счастливое будущее, позже карты полетели на пол, а Рыжеватая, задрав пижаму, показала Кузнечику ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава татуировку у себя на животике. «Татуировка» была нарисована шариковой ручкой и успела размазаться, но можно было разобрать, что-то схожее на сокола с людской головой.

— Кто это? — спросил Кузнечик.

— Не знаю, — произнесла Рыжеватая. — Погибель считает, что гарпия. А вообще-то имелся в виду грифон. Как для тебя?

— Могло ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава быть ужаснее, — уклончиво ответил Кузнечик.

Рыжеватая вздохнула, подчищая размазанные чернила пальцем.

— Бывало и ужаснее, — призналась она. — В прошлые разы. Живописец из меня, по правде говоря, никакой.

Они посидели молчком. Погибель крутил на одеяле апельсин. Кузнечик подыскивал тему для разговора.

— А правда, что в Могильнике водятся привидения? — спросил он в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава конце концов.

Рыжеватая закатила глаза.

— Если ты про Белоснежного, то никакое он не привидение. Обыденный придурок. А вообще-то, естественно, водятся. Только они не шляются по палатам и не бубнят всякую муть, как, небось, у вас в Хламовнике говорят.

— А что все-таки они делают? — улыбнулся Кузнечик.

Рыжеватая требовательно ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава уставилась на Погибель:

— Что они делают, Погибель?

Тот пожал плечами.

— Ничего, — произнес он смущенно. — Просто время от времени проходят по коридорам. Повезет, если вообщем их узреешь. Они тихие и прекрасные. А Белоснежный — совершенно напротив. Забежал в мгле, спотыкнулся, нашумел, а позже еще завыл, как собака. Я чуть ли не погиб со ужасу ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.

— Белоснежный — из старших, — растолковала Рыжеватая. — Вставлял в ноздри зажженные сигареты, обворачивался в простыню и шастал по палатам — стращал детей и девчонок. Позже его изловили и куда-то выслали. Он был совершенно сумасшедший.

Кузнечик представил для себя стршного, сумасшедшего старшеклассника в простыне и поглядел на Погибель с почтением ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 7 глава.


ispolzuemie-programmi-antivirusnoj-zashiti.html
ispolzuemie-sredstva-obucheniya.html
ispolzuemie-termini-i-sokrasheniya.html