ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава

Прямо среди комнаты, на полу, стоял разлапистый бронзовый подсвечник на две свечки. Одна его чашечка пустовала, в другой торчал перекосившийся и оплывший огарок.

КУРИЛЬЩИК

«Отчего вы возвратились так скоро?» — поинтересовался Морд, одномоментно узнавая собственных слуг методом долголетней практики.

Джон Леннон. Испанец в колесе

В коридоре голубий сумрак и знакомый запах не усвой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава чего. Штукатурки? Сырости? Дождевых луж? Я стискиваю свою тощую сумку, в какой смена белья, альбом и коробка с гуашью. И еще ежедневник. По сути ему два денька от роду, но если судить по датам — больше недели. При помощи этой тетради я буду передавать Р Первому свои воспоминания. Другими ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава словами я стукач. Мне пока нелегко привыкнуть к этой мысли. Я буду записывать услышанное и увиденное, он — читать мои записи, выуживая ежедневник из мусорного бака общего туалета. И возвращать его на место по прочтении.

Он, наверняка, тоже беспокоится, хотя по нему не скажешь, даже если б я мог созидать его лицо. Ни ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава слова про наш уговор, и это отлично, так как мне было бы неприятно, заговори он об этом на данный момент.

Я стараюсь глядеть лишь на сумку.

Чьи-то ноги мерцают, отступая к стенке. Освобождая нам путь. Проплывает Перекресток. Из дверей 2-ой вылетает Лог Мартышка и откатывается по полу ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, яростно вереща. При виде нас вскакивает, гласит: «Ух, ты!» — и забегает назад в спальню. Я вижу все это нечетко, так как стараюсь не открывать взор от сумки.

В конце концов мы останавливаемся. Ральф разворачивает меня и барабанит в дверь. Так звучно, что я вздрагиваю.

— Открыто! — орет изнутри ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава знакомый сварливый глас.

Я делаю глубочайший вдох, но не успеваю выдохнуть, а Ральф уже таранит мною дверь. Точнее, он, естественно, открывает ее рукою, но мне кажется, что конкретно мной.

1-ые три денька в Могильнике пропархали неприметно. Моими соседями по очереди были Дракон и Мартышка, позже Мартышка и Генофонд. В конце ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Викинг из 2-ой, с вывихнутым пальцем. А позже я остался один и сообразил, что соседи — это отлично. Даже когда они гремят, режутся в карты утром до ночи, сплевывают всюду шелуху от семечек и засоряют единственный унитаз.

В одиночестве меня стали одолевать унылые мысли. Когда после обыденного медосмотра для ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава тебя вдруг докладывают, что ты должен остаться в Могильнике — «без разговоров», и даже не дают самому съездить за вещами, это само по себе стращает, но когда и через неделю никто ничего не соизволяет разъяснить, начинаешь мыслить, что, наверняка, дела твои так плохи, что живым для тебя отсюда уже не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава выкарабкаться. Так что я приготовился к худшему.

Позже меня навестил Р 1-ый. Я не опешил, в конце концов он числился моим воспитателем, мог бы зайти и ранее.

Он сел на единственный, «докторский», стул и закинул ногу за ногу. В руках у него был некий тонкий пакет.

— Ну, как поживаешь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава? — спросил он.

— Нормально, — ответил я. — Не жалуюсь.

— Отлично, — произнес он. — Тебя кто-либо навещает тут?

— Темный, — произнес я. — И дважды Лорд.

1-ый немного ожил.

— Лорд? Это любопытно…

— Ничего увлекательного, — произнес я.

Лорд вручал мне мармелад, гласил «ну как ты?» и пристраивался играть с моими соседями в «Блэк Джек». Мне всегда ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава казалось, что если уж ты приехал кого-либо навестить, то нужно с этим кем-то хоть малость пообщаться, но Лорд, видимо, так не считал. Он, по-моему, здесь же забывал обо мне. Сходу по вручении мармелада.

Вот Темный вел себя по-человечески. Пересказывал последние анонсы, рекомендовал не падать духом ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава и даже пробовал узнать чего-нибудть обо мне у Пауков. Он так ничего и не узнал, но я был признателен и за пробы. А один раз он принес мне своими руками изготовленный салат из помидоров, и я чуть ли не погиб от умиления.

Все это я, естественно, не собирался пересказывать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Ральфу, произнес только, что в визитах Лорда не было ничего увлекательного. И это было вправду так.

— Для тебя, естественно, охото знать, почему ты здесь застрял? — спросил меня Р 1-ый.

— Еще бы мне этого не хотелось. Все говорят про какие-то анализы, но не считая тех анализов, после ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава которых меня тут оставили, других я не сдавал. Почему они не перепроверили те, старенькые, вот чего я не понимаю.

Я вдруг страшно разволновался. Сообразил, что Р 1-ый все же мой воспитатель, может, ему произнесли то, чего не желают гласить мне.

— С тобой все в порядке, — произнес он. — Ты полностью ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава здоров.

Я уставился на него во все глаза.

— Это мое распоряжение, — произнес он. — Это я просил подержать тебя тут некое время.

Я и здесь ни о чем же не стал спрашивать. Наверняка, от удивления. Уж очень расслабленно он держался, признаваясь в таких вещах. В том, что я, по его милости ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, чего только не передумал, можно сказать, приготовился к погибели.

— Мне звонил твой отец, — произнес Р 1-ый. — И произнес, что ты просил не забирать тебя. Бросить в Доме до общего выпуска. Когда ты гласил с ним?

— Ночкой, после собрания. По телефону. Из учительской. Мне проявили, как туда попасть.

Он кивнул, будто ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава бы ему это было отлично понятно и без моих разъяснений.

— Тебя интересует выпуск? — спросил он. — Ты желал бы узреть его?

Я не ответил. Для чего отвечать на дурные вопросы. Если б я желал уехать, не стал бы звонить домой, чтобы за мной не приезжали.

Ральф впервой оборотился ко ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава мне левым профилем, и я увидел у него под глазом здоровый фингал. Меня это обрадовало, что кто-то ему как надо врезал. От всего сердца. У него даже кожа на скуле треснула.

— Меня тоже интересует выпуск, — произнес он. — Хотелось бы иметь больше инфы о том, что творится в Доме ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. Конкретно на данный момент.

Я, в конце концов, сообразил, чего он достигает, но виду не подал. Сделал удивленное лицо, типо ничего не понимаю.

Он смотрел внимательно, и глаза у него были такие, будто бы это не он на данный момент произнес то, что произнес. Добросовестные. В жизни не подумаешь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, что человек с такими очами станет делать из тебя стукача.

— Не прикидывайся, — произнес он. — Ты все сообразил.

— Это вас предшествующий кандидат в стукачи так ободрал?

Он потрогал собственный синяк пальцем и произнес, что не желает со мной ссориться. Так и произнес.

— Я тоже не желаю ни с кем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава ссориться. Так что вы лучше сходу скажите, что мне будет, если я не соглашусь. Чтоб я знал.

Я был уверен, он произнесет, что меня продержат в Могильнике до выпуска. Это ужаснее, чем отправка домой, так как намного скучнее. А никаких других угроз у него в припасе быть не могло.

Он встал. Вынул ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава из собственного пакета толстую тетрадь, положил ее мне на кровать и отошел к окну. Выглянул в него и возвратился.

— Ничего не будет, — произнес он. — В любом случае, тебя завтра выпишут.

Я не сообразил, в чем тут подкол. Звучало это совсем не угрожающе.

— Тогда какой мне смысл стучать? — спросил я ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. — Из любви к искусству?

Он промолчал. Снова сел на стул. Взял тетрадь и пролистал ее. Тетрадь была совсем незапятнанная. Он произнес:

— Рассказчик из меня нехороший. Но я все таки попробую поведать для тебя кое-что о прошедшем выпуске. И о позапрошлом. Если после чего ты откажешься мне ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава помогать, я не стану настаивать. Ты просто вернешься в четвертую и постараешься запамятовать о нашем разговоре.

Он не спросил, согласен ли я его слушать. Просто начал говорить. Не вдаваясь в подробности, будто бы нарочно неинтересно и сухо, но от этого то, о чем он гласил, звучало только жутче — как заметка ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава в газете без излишних соплей.

— Это правда? — спросил я, когда он замолчал.

Спрашивая, уже знал, что да — правда. Я лицезрел, как Слепой убил Помпея. Я лицезрел Рыжеватого той ночкой, когда его пробовали зарезать. И как все расслабленно это восприняли и в одном, и в другом случае. Я знал ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, что никто в Доме не именует Слепого убийцей даже про себя, так как никто его убийцей не считает. Не считая меня. Никто не не стал разговаривать с ним, никого не напрягало его присутствие. Я выставил себя полным кретином, не надев его рубаху в ночь убийства. Для их было ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава нормально почти все, что для меня — за гранью, и — да, я веровал, что те, кто был тут до их, незначительно на их похожие, могли поубивать друг дружку в конце собственной Большой игры. Я так и не отказался от этого слова, просто признал, что в Игре все серьезно, а не понарошку ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, а конец серьезно — это и есть что-то наподобие того, о чем сказал мне Ральф.

— Это правда, — произнес он. А позже спросил, веду ли я ежедневник.

В первой все вели дневники. Читать их, должно быть, было еще скучнее, чем заполнять.

Я произнес, что у меня сохранился старенькый ежедневник, но ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава я издавна в нем только рисую.

— Можешь отрисовывать и в этой тетради, — произнес он. — Да и писать придется. Никого не изумит, что ты поновой стал вести ежедневник в Могильнике, тут ведь достаточно скучновато.

— Но я еще пока не согласился, — произнес я.

— Разве нет? — он снова пощупал собственный синяк ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. — А мне было показалось, что я тебя уверил.

И я взял у него тетрадь.

Я сижу на собственном древнем месте, меж Табаки и Лордом. Свет выключен, магнитофон завывает в ногах кровати, все молчат. Продолжается это уже подольше 2-ух часов. Может, это такая безгласная Ночь Сказок. А может, они просто услаждаются музыкой. Лучше ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава не уточнять, так как ты либо дышишь в унисон со стаей и знаешь все обо всем, либо не дышишь и не знаешь, и раздражаешь окружающих.

Потому честно слушаю музыку, любуюсь красноватыми огоньками магнитофона и курю. За один этот вечер я уже выкурил больше, чем за всегда пребывания в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Могильнике.

Одна из сумеречных теней, слоняющихся вокруг кровати, подсаживается ко мне.

— Как ты себя ощущаешь, Курильщик?

Это Слепой. Не по привычке разлюбезный.

— Нормально. Другими словами отлично, — отвечаю я.

— Что же с тобой стряслось, если не тайна?

Вот конкретно, что секрет.

— Предки попросили конкретно меня исследовать, — говорю я ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. — Раз уж все равно не будет экзаменов и уроки закончились. А у меня оказался понижен гемоглобин и…

В этот момент кто-то включает свет. Я зажмуриваюсь, а открыв глаза, начисто забываю, что собирался сказать.

Так как в первый раз после Могильника вижу Слепого при свете, а смотрится он так ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, как будто его от всего сердца пошеркали наждачкой. Щеки, подбородок, шейку. В общем, это, быстрее, мне бы следовало спрашивать, как он поживает. Я, естественно, не спрашиваю. Кое-как собравшись с идеями, начинаю снова про гемоглобин, но Слепой, не дослушав, встает и уходит. Вообщем из спальни. Если его не заинтересовывал ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава ответ, для чего было спрашивать? Либо он вдруг вспомнил, что заразителен? Чтоб успокоиться, я снова закуриваю.

Лорд зевает, зажмурившись, и больше уже глаз не открывает. Зевок отлетает от него и начинает передвигаться по лицам. На мне плодится в целую серию. Должно быть, это нервное. Я зеваю и зеваю, пока глаза не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава начинают слезится. Рыдающими очами смотрю на Сфинкса. Он посиживает на полу, делая упор спиной о дверцу шкафа. Нет чтоб поинтересоваться, как я себя чувствую. Он, правда, тоже глядит на меня. Но тем отрешенным взором, который Горбач обзывает «туманным». Под «туманным» испытываешь чувство сквозняка. Ты лежишь для себя, покуривая, а на ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава тебя откуда-то нещадно дует. И чтоб не, в конце концов, зевать и дрожать, я спрашиваю:

— У Слепого что, аллергия?

Табаки нерасторопно откладывает вязальную спицу, кончиком которой колупался в ухе.

— Вообще-то это Болезнь Потерявшихся, — гласит он. — Но можно именовать ее аллергией, если охото.

Я молчком жду.

Он тоже ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава ожидает. Моих вопросов.

Не дождавшись, снова берется за спицу.

— Б. П. — это такая штука, которая бывает только у нас, у людей Дома. Если мы вдруг оказываемся в Внешности и теряемся там. Молвят, это такая метка, которой Дом метит собственных. Тех, кому в Внешности делать нечего.

Я немедля заглатываю ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава наживу и готов выклянчивать у него подробности, но меня опережает Лорд.

— Это что-то новое, — гласит он, нахмурившись. Ему пришлось открыть глаза, и его это не веселит. — Мне ты такового не гласил.

— А ты не спрашивал, — пожимает плечами Шакал. — Спросил бы, получил бы ответ.

Лорд хмурит брови ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава и собирает на лбу паутинку морщин. Наизловещий признак для хоть какого, знакомого с его повадками, не считая Табаки.

— По-настоящему я лицезрел Б. П. всего дважды, — не спеша начинает он собственный рассказ. — Впервой, когда Зубр погнался за каким-то внешним дразнильщиком, а позже не сходу отыскал дорогу домой, а 2-ой — когда у ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Волка случился приступ сомнамбулизма, и он ушел из Дома, а позже его что-то кое-где разбудило. Про другие случаи я только слышал. У Пауков насчет Заболевания свое мировоззрение, если оно кого интересует, можно съездить и спросить, но я бы на это время не растрачивал. Вручат брошюрку, где будет ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава написано: «Если у вас аллергия на кошек, держитесь от их подальше», а при чем тут кошки и где они лицезрели такую аллергию, можно не спрашивать, все равно не ответят.

— Погоди, — прерываю я монолог Табаки. — А Слепой как очутился в Внешности? У него что, тоже случился приступ ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава сомнамбулизма?

— У него случился Ральф, — фыркает Табаки. — Это самая душераздирающая история за последние полгода, уж поверь. Я даже песню не сумел о ней сочинить, до того она меня испугала.

Он делает провокационно длинноватую паузу и продолжает:

— Представь для себя, Курильщик, в один красивый денек, точнее, вечер, старина Ральф, которого ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава мы считали человеком достойным и выдержанным, вдруг хватает нашего вожака и увозит прочь из Дома. И кое-где в Внешности подвергает допросу с пристрастием. Можно сказать, даже пыткам. Так как Б. П. — это очень чесучая штука. А когда ты ее начинаешь чесать, очень кровавая.

Я оглядываюсь на Сфинкса. Веровать Табаки ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава либо не веровать? Сфинкс молчком пожимает плечами. «Скорее да, чем нет», — так можно расшифровать этот жест, и я опять поворачиваюсь к Шакалу, которого уже не приостановить, даже выстрелом в упор.

— Ты спросишь, чем было вызвано схожее надругательство над личностью нашего вожака, и я отвечу для тебя — не знаю, так как его ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава настоящие предпосылки остались для нас загадкой. Предлогом стало увольнение воспитательницы Крестной. Была у женщин такая. Она уволилась и уехала, а Р 1-ый с чего-то представил, что мы как-то к этому причастны, хотя это просто забавно. Мы даже не знали ее толком.

— Тогда с чего он взял ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, что…

— Вот конкретно, — закивал Табаки. — С чего?!

— Она ведь только у женщин…

— Вот конкретно. О чем я и твержу!

— Но может быть…

— Не может!

— Ты дашь мне спросить? — взрываюсь я.

— Не дам! Другими словами спрашивай, естественно.

— Кое-где в паре кварталов отсюда отыскали ее брошенную машину, — вмешивается Сфинкс. — Позже ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава выяснилось, что после ухода из Дома ее никто не лицезрел. Так что она сейчас считается пропавшей без вести.

— А при чем тут Слепой?

— А это ты у Ральфа спроси.

— Псих, он и есть псих, — подводит результат этой истории Табаки. — Может, ему просто нужен был предлог, чтоб кого ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава-либо помучить. Психи непредсказуемы.

Я неприметно дотрагиваюсь до лежащей рядом сумки. Там — мой стукаческий ежедневник. Неуж-то я связался с психом? Либо они по сути что-то сделали с той дамой? Но мне никак не вообразить, для чего им это могло бы пригодиться. Табаки прав, какое Слепому дело до девчачьей ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава воспитательницы. А может, с ней что-то сделали девицы?

Нашариваю в кармашке сигареты. Опустив голову, чтоб никто не лицезрел выражения моего лица. Закуриваю и разражаюсь кашлем, так как курить уже издавна пора закончить.

Вот он — Дом. Во всей красоте. Сидишь и таращишься в стенку либо в потолок. Слушая музыку либо не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава слушая. Помираешь от скукотищи и беспрерывно куришь, чтобы хоть кое-чем себя занять. А в это время вокруг бродят зарастающие чешуей вожаки, Дом ставит либо не ставит на тебя свою метку, единственный обычный на вид воспитатель оказывается сумасшедшим, в воздухе витают вирусы неведомых науке заболеваний, и все ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава это в итоге возможно окажется выдумками Шакала, который любит запугивать всех ужасными историями.

— Это Слепой Ральфа так разукрасил? — спрашиваю я.

Лорд нехотя кивает.

— А ты задумывался? — немедля врубается Табаки. — Человека похищают. Подвергают допросам и пыткам. Понятное дело, он станет сопротивляться. Понятное дело, при всем этом кое-кто может и пострадать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. Ральфа кстати, можно к суду притянуть за противозаконные деяния. За намеренную порчу вожака намедни выпуска. На что это похоже, когда вожак все дремлет да дремлет, как какой-либо сурок, а когда пробуждается, только чешется и даже толком поведать ничего не может.

— Либо не желает, — поправляет Табаки Слепой из-за приоткрытой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава двери. — Может, он предоставляет это тем, у кого лучше выходит.

— Спасибо, — Табаки, никак не смущенный присутствием Слепого при нашем разговоре, спрашивает, почему глас его дорогого вожака доносится откуда-то снизу.

— Так как я лежу на полу, — отвечает Слепой. — Подстелил для себя банное полотенце и лежу. А вы дискутируйте ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, не смущяйтесь. Представьте, что меня тут нет.

Македонский протягивает мне стакан с кое-чем темным. Очевидно не с чаем.

— «Горная сосна», — предупреждает он шепотом. — Пей осторожнее.

И здесь я снова вспоминаю о дневнике. Не пора ли начать его заполнять? Хотя бы историями Шакала. Пролистав в Могильнике дневники ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава узнаваемых людей (Ральф взял для меня в библиотеке целую кучу таких книжек), я сообразил, что те, кто вел дневники, нередко пропускали деньки. Время от времени даже целые недели. Но мне таковой вариант не подходит, так как 1-ый отчет я должен представить послезавтра. Означает, пора приучивать стаю к собственному дневнику. Чем ранее, тем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава лучше.

Невзирая на призыв Слепого продолжать беседу, все молчат, и я, поставив стакан с кое-чем карим, пахнущим хвоей, на одну из тарелок Табаки, достаю из сумки священную тетрадь. Открываю, записываю дату и впадаю в ступор. Фраза «вот я и вновь в четвертой» звучит просто пошло, но ничего другого ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава в голову не приходит. Помучившись, я записываю ее, с пылающими от стыда ушами, и добавляю: «Встретили меня без особенного восторга».

Табаки читает написанное, сопя и вздыхая мне в ухо.

— О, ты стал вести ежедневник? Что, совершенно нечего было делать?

— По сути это достаточно любопытно, — объясняю я ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. — Пройдет пару лет, я открою его, прочту то, что написал сейчас, и все вспомнится. Другими словами, естественно, не все, но главные действия денька.

— К примеру, что «встретили тебя без особенного восторга», — кивает Табаки. — Очень принципиальное событие, а главное, приятно будет вспомнить.

— Ежедневник должен быть добросовестным. Если повстречали без экстаза ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, так и нужно писать.

— А если экстаз был, но спрятанный в душе? — интересуется Табаки.

— Я пишу о том, что вижу, а не о том, где от меня чего упрятали.

— Понятно. И мои теории будешь пересказывать? Насчет Заболевания.

— Попробую.

— Ты не сумеешь как следует. Я уверен. Все переиначишь на собственный ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава лад. Все писуны так делают. Ни словечка как было, все, как им померещилось.

Пожимаю плечами.

— Я постараюсь писать, как было.

— Ерунда! — Табаки выхватывает у меня из-под носа тетрадь. — Не сможешь. Дай я лучше сам запишу, чтоб быть уверенным, что ты ничего не исказишь.

— Эй, погоди, дай хоть вступление ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава окончить!

— Для чего? Разве ты не вспомнишь, что я брал его на наполнение? Либо ты собираешься перечитывать свои записи в полном маразме?

Стукаческий ежедневник уволакивается в другой конец кровати, где Табаки, на всякий случай отгородившись от меня подушкой, приступает к изложению собственных страшноватых теорий.

Вот и 1-ая неожиданность для ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Ральфа.

Делаю глоток из стакана и замираю, поперхнувшись. Там что-то обжигающее губки, горьковатое как полынь, воняющее растерзанной елкой. Дыхание длительно не восстанавливается.

Лорд эту хвойную смесь пьет, как воду, не меняясь в лице. Сфинкс пихнул в собственный стакан соломинку шириной с мед шланг. Или они свои «Горные сосны ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава» очень разбавили, или уже притерпелись.

— А где Горбач? — спрашиваю я.

— Поселился на дубе, — отвечает Лорд. — Скоро неделя, как они с Нанеттой там живут. Его окрестили друидом, и к ним туда зачастили паломники.

— Оставляют под дубом всякие подношения, — добавляет Шакал. — Время от времени смачные. Корзиночки с зернами и все такое.

— С ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава зернами? — переспрашиваю я. — Он питается зерном?

— Не он, дурак, Нанетта. Хотя вообще-то и она предпочитает колбасу. Сейчас у нас обе верхние кровати освободились, и там ночуют девчонки.

Мне делается обидно. Ничего не имею против Русалки, но 2-ая ночная гостья, наверное Рыжеватая, которую я переношу с трудом. Я делаю еще глоток ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава — вправду равномерно привыкая к «Сосне», и дополняю образ Дома еще одним сумасшедшим штрихом. Горбачом в роли Тарзана.

За дверцей тихая возня, стук, и заходит Рыжеватая с сероватым котом под мышкой. Одним из числа тех 3-х, которых нипочем не отличишь друг от друга.

— Привет, — гласит она мне. — С возвращением.

Со ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава стуком роняет кота на пол и садится рядом со Сфинксом.

— Что там Слепой делает перед дверцей?

— Подслушивает, — разъясняет Лорд. — Сообразил, что самые достойные внимания дискуссии имеют место в его отсутствие. Так что он как бы отсутствует.

— Ах, ах так? Тогда мне, наверняка, не следовало его замечать.

— Не следовало ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава, — соглашается Лорд.

Кот гуляет по одеялу, задрав толстый хвост, и обнюхивает наши ноги. Огромный котище цвета пепла и мышиных спинок. Под воздействием «Сосны» очертания сидячего напротив Лорда подозрительно расплываются, а кот начинает смахивать на огромную крысу. Коты эти — все трое — смущают меня. Мне в их присутствии всегда ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава незначительно не по для себя.

Дверь снова грохает, и в спальню вваливаются Стервятник с Кросоткой.

У Стервятника в руках горшок с кактусом, у Кросотки — некий шест с обмотанной тряпкой вершиной. Следом заходит Слепой с полотенцем.

— А вот и мы! — игриво докладывает Стервятник. — Сейчас вчетвером.

Лорд сбрасывает на пол две подушки. Стервятник садится ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава на одну из их, Кросотка, прислонив к шкафу собственный шест, остается на ногах. Стервятник так туго стянул свою косичку, что глаза его стали раскосыми. Подчеркивая эту раскосость, он еще подвел их карандашом до самых висков. Из-за этого он смотрится не по привычке, будто бы собрался на маскарад ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. А Кросотка, напротив, пришел по-домашнему, в тапочках.

Как все рассаживаются и Македонский выключает свет, Табаки начинает выть, что ему ни черта не видно и что он не может делать записи. Специально для него включают стенную лампу. Я и запамятовал, что он все еще строчит в моем дневнике ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. Бедолага Р 1-ый. Псих ты либо не псих, а разбирать каракули Табаки радости не достаточно.

Рыжеватая сетует Сфинксу на Кошатницу — хозяйку 3-х надменных котов. Стервятник делится со Слепым планами организации собственных похорон.

— Прошу поместить меня в стеклянный саркофаг и не оплакивать подольше суток.

— Как же бедные Птички? — спрашивает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Слепой.

— Птичек сможете замуровать рядом. Их и все мои кактусы. Процедура будет тщательно описана в завещании, так что не волнуйся ни о чем.

— Как поживаешь, Курильщик? — робко спрашивает Кросотка.

Протягивает руку, чтоб поздороваться, и опрокидывает стакан с «Сосной». И страшно расстраивается. Просто страшно. По одеялу разливается коричневая дорожка.

Македонский дает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава мне полотенце.

— Вытрись, Курильщик, ты облился.

Я вытираюсь, пожимаю руку Красавице, говорю ему: «Привет-привет! Не обращай внимания, это просто спирт», — и пробую отползти от лужицы с еловым запахом, пропитывающей одеяло, но отползать мне некуда, слева — Лорд, справа — загородочная подушка Шакала.

— Как в старину погребали, с лошадьми и ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава с челядью, — мечтательно гласит Стервятник. — Так и меня прошу схоронить посреди кактусов. На каждое веко положите по серебряному ключику, а в руки — две скрещенные отмычки…

— Прости меня, пожалуйста, Курильщик, — просит Кросотка. — Это я во всем повинет! Я всегда и во всем повинет! Всегда!

— Чушь какая! — возмущаюсь я и лезу ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава в кармашек за платком, но заместо платка там тлеющий окурок, о который я обжигаю пальцы, и это очень больно.

— Кстати, как поживает моя родственница? — спрашивает Стервятник Слепого. — В хорошем ли она здравии? Не нуждается ли в чем?

Мне не слышно, что отвечает Слепой, но видно, как он для чего-то указывает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Стервятнику ладонь.

— Ай-ай-ай! — качает головой Стервятник. — Ну до чего все-же злое создание!

Я решаю, что они дискуссируют один из подаренных Стервятником кактусов, и переключаюсь на Рыжеватую.

— Кажется, ей не достаточно осталось, — гласит она Сфинксу. — Всегда дремлет и все почаще нас путает. Даже коты закончили на ней валяться ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава.

Сфинкс гласит, что это грустно.

— Как сказать, — пожимает плечами Рыжеватая. — Может, все даже к наилучшему.

Я знал, что эта девчонка чудовище, и Сфинкс, наверняка, тоже об этом знал, так как не приходит в кошмар от ее слов.

Чудовище достает из ранца затрепанного плюшевого мишку и сажает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава к для себя на колени. Строит из себя невинного малыша.

Мне делается худо от ее повадок и всех этих дискуссий о погибели, похоронах и всем таком прочем. Я ложусь лицом к динамику магнитофона, чтоб никого больше не слышать.

Но тут меня настигает не усвой откуда взявшийся Лэри.

— Даже если ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава Пауки отыскали у тебя что-то плохое, это еще не конец, юноша, это еще не конец, — гласит он, протягивая мне пачку моих же сигарет.

— Спасибо, — говорю я. — Ты меня здорово утешил.

Будит меня Табаки.

В спальне никого, не считая нас двоих. Очень солнечно и горячо. Полкровати застелено, аккурат до того ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава места, где лежу я. Табаки в 3-х майках разной длины, и никаких для тебя пуговиц. Я вспоминаю, что и вчера их на нем не увидел. Должно быть, этот период в его жизни миновал.

Тру лицо, чешу голову, зеваю.

— Поехали! — просит Табаки нетерпеливо. — На данный момент самое время для ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава визитов. Давай, одевайся быстрее!

В голову мне летит неухоженный ком. Я его разворачиваю, и оказывается, что это моя рубаха. Мятая, в карих пятнах, с прожженным насквозь нагрудным кармашком. Я просовываю в него палец, и он чернеет. Решаю остаться в майке, в какой спал. Она тоже не очень незапятнанная, но в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава ней я по последней мере не буду смотреться убийцей.

Табаки отползает к краю кровати и с грохотом падает на пол. Сделал бы он таковой фокус в Могильнике, его на неделю запечатали бы в гипс. Ручной и ножной. Чтоб освободить от вредных привычек.

Визиты начинаются с заезда в Кофейник. Мы ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава занимаем столик у окна, и Табаки заказывает два кофе и булочки. Народу в Кофейнике незначительно. Четыре зевающих Пса поедают омлет.

— Разве тут подают такое? По-моему, ранее давали только булки, — говорю я, не совершенно уверенный в собственной правоте, так как никогда не был завсегдатаем Кофейника.

— Сейчас — подают. В ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава столовой практически никто не завтракает, и Акула разрешил перекидывать сюда кое-какие продукты. Тут их разогревают, и выходит стршная мерзость. Очень и очень не советую.

— А где все? Почему так не достаточно народу?

Табаки достает из-за уха сигарету, нюхает ее и придвигает к для себя пепельницу.

— Все — это кто? — придирчиво спрашивает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава он.

— Ну, наши все…

— Не знаю. Вот посидим, поболтаем и поедем в гости к Горбачу. И будет нас трое.

Мы допиваем кофе в гробовом молчании. Это так непохоже на Табаки, что я чувствую себя все неуютнее.

Псы доедают собственный нагретый завтрак и уходят. Я вдруг вспоминаю, о чем ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава желал спросить Табаки.

— Слушай, а где мой ежедневник? Куда ты его дел вчера?

Он глядит удивленно.

— Твой что? Ах, ежедневник! Кое-где в спальне валяется, наверняка. Я его к для себя не клал.

Он хлопает по пухлому ранцу, притороченному к спинке Мустанга. Ранец этот так набит, что перевесил ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава бы самого Шакала, если б он не подвешивал к подножке особые гирьки-утяжелители. Они дзинькают и брякают при езде, и вообщем, наверняка, страшно мешают, но Табаки в экстазе от собственной идеи и не собирается с ними расставаться. Ему, кажется, даже нравится этот грохот и лязг.

Я для чего-то начинаю ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава говорить о том, как сиротливо и скучновато мне было в Могильнике, и как я даже не мог поползать, чтоб не утратить форму. В Могильнике ползанье не приветствуется. И курение. И чтение ночами.

Табаки слушает меня с энтузиазмом.

— Кошмар какой! — гласит он, когда я, в конце концов, перестаю сетовать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава. — Сейчас я, наверняка, даже есть не смогу. А если и смогу, то без аппетита. Ужасное место Могильник, я всегда это знал.

Я говорю, что по сути все не так жутко, что там даже комфортнее, чем в Клеточке, что дергают и мешают спать исключительно в часы обходов, а все ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава другое время можно услаждаться покоем и тишью, но Табаки снова повторяет, что издавна не слышал ничего ужаснее этих историй.

— Обходы… — бурчит он, — помыслить только, какой ужас!

— Неуж-то ты никогда не бывал в Могильнике? — изумляюсь я.

— Не бывал. И сейчас уже навряд ли успею. Только это, знаешь ли, утешает при ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава мысли о выпуске.

Кто-то хлопает меня по спине и гласит, что рад нашей встрече. Это Темный. С пакетом молока, из которого торчит соломинка. Он садится на край нашего столика и спрашивает, как я поживаю.

— Отлично, — говорю я.

— Кошмар, кошмар, — возражает Табаки, раскачиваясь в Мустанге. — Не слушай его, Темный, он только ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава-только поведал кошмарные вещи о Могильнике, я даже не стану их повторять.

Темный подмигивает мне тем глазом, который не виден Табаки.

— А что гласит об этом Сфинкс?

— А Сфинкс ничего и не слышал. Его тут не было.

— Я говорю, что он гласит о его возвращении, а ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 39 глава не о Могильнике.

— О возвращении Курильщика он пока не гласит, — охотно делится Табаки. — И уже, наверняка, не произнесет. Он гласит сходу либо вообщем ничего не гласит. И позже, гласи не гласи, если его возвратили, что уж здесь поделаешь.


ispolzuemie-ponyatiya-oboznacheniya-i-sokrasheniya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-municipalnogo.html
ispolzuemie-ponyatiya-oboznacheniya-i-sokrasheniya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya.html
ispolzuemie-ponyatiya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-sformirovana-s-uchyotom-osobennostej-pervoj-stupeni-obshego.html