ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава

— Ведь вот какое дело, люди, — делится с нами Лэри по пути из столовой после завтрака. На нем голубая рубаха Лорда с белоснежными цаплями и смотрится он в ней роскошно. — Я говорю: извини, Лорд, одел здесь кое-что из твоего, пока тебя не было. Сам понимаешь, нельзя же с женщиной гулять ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, когда весь в обносках… Говорю так и жду, чего он мне на данный момент устроит. А он: бери, гласит, их для себя насовсем. И эти, и какие захочешь. Вывалил передо мной прямо все: бери давай, не смущяйся… Ну я и взял кое-что. Так он мне позже еще свою зажигалку ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава насовсем дал. Ту, что с драконом. Я ему говорю: классная до чего у тебя, Лорд, зажигалка. Просто так говорю, без задних мыслей, а он раз — и мне ее в кармашек. Бери, гласит, если нравится.

— Ты у него скоро последние трусы выклянчишь, — ворчит Горбач. — Имей совесть, оставь человека ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава в покое.

— Да я просто так произнес! Без задней мысли!

Мы с Горбачом качаем головами. Лэри багровеет и замолкает. Но у двери класса снова останавливается, преградив нам дорогу.

— Хорошо. Черт с ней, с зажигалкой. По правде говоря, я знал, что даст, поэтому и похвалил. Но вы мне скажите, разве ранее ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава я бы про него такое помыслил, что он вдруг даст? Никогда бы не пошевелил мозгами. Вот и скажите мне, что это с ним такое, что он вроде как на себя не похож. Он ведь сейчас только на вид наш. А ведет себя по-чужому. Это вам как, не подозрительно?

— Катись ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава ты! — Горбач толкает его в грудь. — Дай пройти. Встал на дороге и порешь всякую муть. Зажигалка его пятую точку не жжет?

Лэри огорченно рассматривает центральную нагрудную цаплю, весь в подозрениях, что Горбач ее заляпал. Даже ощупывает ткань.

— Для чего толкаться? — спрашивает он. — Говорю, чего вижу, не желаете — не слушайте ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава. Для чего же сходу толкаться? Я что, не рад что ли, что его привезли? Даже очень рад! Но есть мировоззрение, и я его высказываю. Так как не просто так ведь всякие истории про оборотней говорят. Здесь есть о чем пошевелить мозгами.

Горбач тянется к его вороту, но Лэри, увернувшись ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, забегает в класс. Мы с Горбачом переглядываемся.

— Подлая душонка, — гласит он. — Было надо все таки ему врезать.

Дергаю себя за серьгу, кручу ее в ухе.

— Вообще-то было надо. Ему никогда не помешает. Но кое в чем он прав. Я тоже увидел. Лорд здорово поменялся.

Горбач удивленно хмурится ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава:

— Естественно, поменялся. Повзрослел, вот и все. И заскучал. Лэри — дурачина, не соображает, но от тебя я не ждал. Где твои глаза и уши, и все другое?

Он проталкивает меня в дверь и пятится на свое место. Пристраиваюсь к столу, раскладываю тетради. Ухо пылает оттого, что дергал серьгу, щеки ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава — от слов Горбача. Гляжу на Лорда. Он за примыкающим столом — рассматривай, сколько душе угодно. Корпит над моей тетрадью, исправляет там что-то в моих каракулях. Я не просил, но он и ранее так делал без всяких просьб. Горбоносый профиль, узкий и противоестественно прекрасный, склоняется над замусоленными листами. Даже отвратительная стрижка с пролысинами ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава не смогла его исковеркать. Волосы не желтоватые, как ранее, а бежевые, какими были у корней. И еле приметной тенью проступает бородка. Точнее, ее призрак. Может, потому, а может, из-за слов Горбача мне кажется, что Лорд вправду повзрослел. Неуж-то все дело в этом? Исключительно в этом ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, и больше ни в чем? И весь урок я думаю об этом.

По ту сторону окна заавесь снега. Падает и падает и только к ужину перестает. Двор весь в складках и холмах под белоснежным, сладким одеялом, очень прекрасный, и внешность не похожа на себя, и вообщем очень тихо ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, будто бы Дом вдруг очутился в зимнем лесу. Жалко, что уже мрачно, и не видно, как все вокруг сверкает и искрится.

После ужина люд вываливает во двор. Я тоже пищу. Снег я люблю, хотя коляски в нем увязают намертво и это неприятно, зато есть много развлечений вероятных только со ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава снегом.

В комфортном месте вываливаюсь в сугроб, леплю кучу снежков, и всем, проходящим мимо, достается снежком по затылку. Я вообщем очень меткий, всегда попадаю куда желаю, было бы чем кидаться. Позже ко мне присоединяется Лорд. Вдвоем мы задаем жару ходячим из 6-ой и Лэри с его шайкой. Логи все как ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава один в полосатых вязаных шапочках с помпонами, таких ярчайших, что и целиться не нужно.

Когда возникают девицы, все уже порядком разошлись и остервенели. Их забрасывают снежками прямо на крыльце, даже не дают спуститься. Но на крыльце снега тоже много, а скрываться там удобнее, так что они стремительно приходят в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава себя и отвечают целой лавиной снежков. Мы с Лордом на самом открытом месте и не можем сбежать, потому больше всех достается нам. Я вбит в сугроб и временно выхожу из строя, а когда вылезаю, кругом много полуразвалившихся снарядов, а Лорда ранило прямо в рот. Он плюется, вылаивая проклятия вперемешку ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава со снегом.

— Как ты именовал их? — уточняю я. — Нежные и очаровательные?

Лорд не успевает ответить. Девчонка в голубой куртке залепляет ему снежком в переносицу, и он, вскрикнув, с мстительным видом начинает лепить целый арбуз. Пока он этим занят, я прикрываю его, сбивая высовывающиеся из-за перил шапки, но ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава девчонка в голубом все-же умудряется попасть в него еще дважды. В конце концов Лорд приподнимается и зашвыривает собственный смертоносный снаряд ей под ноги. Взрыв и крики. Голубая куртка падает, как подстреленная. Мне как-то не верилось, что эта штука долетит, куда нужно, потому я удивлен и даже восхищен, о чем здесь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава же сообщаю Лорду Он глядит растерянно.

— Я ведь ее не очень зашиб, как ты думаешь?

— Думаю, она свалилась, чтоб сделать для тебя приятное, — говорю я. — Навряд ли ее так зашибло.

Но Лорд не верует и ползет инспектировать лично. Вообще-то слово «ползет» ему не подходит. Это неспешное слово, а ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава Лорд передвигается очень стремительно. Но на данный момент ему мешает снег, и пока он добирается до цели, девчонка успевает встать и вытряхнуть огромную часть снега из волос. Он спрашивает что-то снизу. Она смеется и качает головой, позже плюхается рядом в сугроб, должно быть, чтоб он не ощущал себя ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава неудобно рядом с ней, стоящей. Так они и разговаривают — оба белоснежные, залепленные снегом, как пара комиков, угодивших в огромный тортик. Нет времени глядеть на их — кто-то обстреливает меня из-за перил, и я отвечаю, хотя противник невидим, и все мои снежки впустую разбиваются о крыльцо ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава. Жду, не высунется ли этот кто-то, но он, точнее, она — хитра и не высовывается, хотя меткости это не на пользу, и снежки летят мимо. Можно сказать, мы взаимно мажем друг по другу.

Позже я случаем смотрю ввысь и в окне нашей спальни вижу силуэт Сфинкса. Непринципиально, что только ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава силуэт, непринципиально, что его невидимый рот на данный момент, наверняка, улыбается. Я знаю, о чем он задумывается, смотря на нашу снежную свалку. Полжизни я провел на подоконниках, вот так же таращась вниз и задыхаясь от зависти. Потому одной его дальной тени довольно, чтоб растерять всякую охоту резвиться.

Отбрасываю заготовленный снежок и ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава ползу к Мустангу. Ползу целую вечность, обстреливаемый со всех боков, а когда, в конце концов, доползаю, выясняется, что Мустанг весь скользкий и влажный, так как некий грамотей додумался использовать его как прикрытие. Пробую влезть и соскальзываю. С третьей пробы мне это удается, но снег вокруг разворочен, а Мустанг накренился ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава набок, и намертво увяз. Грустная сцена. Мне помогают Жеребец и Пузырь, добросердечные Логи третьей. Вкатывают на крыльцо, где нас здесь же окружают девицы и требуют меня поиграть с ними еще чуть-чуть. Это приятно и внезапно, и всю дорогу на 2-ой и до спальни я потею от ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава волнения, вспоминая, как они называли меня «Вильгельмом Теллем» и просили остаться. Притом, что мужчин во дворе много. Весь ходячий состав Дома, плюс самые сумасшедшие колясники.

Коридор пуст. Только Слепой бродит взад-вперед, разбрасывая ногами сырые опилки. А Сфинкс, когда я въезжаю в спальню, все еще стоит у окна и недовольным ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава тоном спрашивает Македонского, с кем это Лорд любезничает, сидя по гортань в снегу, и что за девушка носится вокруг Темного с сальными очами.

— Не понимаю, Сфинкс, — гласит Македонский, — как можно рассмотреть отсюда чьи-то глаза там понизу?

Высушенный и обогретый, сижу в халатике над шахматной доской. Напротив посиживает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава Сфинкс. Дергает бровями, изображая усиленную работу извилин, но сам больше прислушивается к дворовым крикам.

— Кипяти воду, — гласит он Македонскому. — Скоро они явятся, начнут скулить, добиваться чай и загоняют тебя до погибели.

Македонский ставит чайник на плитку и подсаживается к нам. У меня в углу доски потаенная засада, которую Сфинкс не должен ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава увидеть, потому пою отвлекающие песни-путалки и таращусь в другой угол, где готовится липовая атака. Слепой посиживает с ногами на столе. Зевает, ковыряясь в распотрошенном ящике с инструментами. Дворовые клики все тише и в конце концов перебегают в коридор. Визги и топот: кто-то несется вскачь, а его на ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава бегу забивают снежками.

Поворачиваюсь к двери с гиперболизированным энтузиазмом, а когда снова смотрю на доску, хитроумная засада разрушена, и Сфинкс кончиком граблезубца спихивает с доски мою царицу.

Царица в пепельнице — игра, считай, закончена. Македонский гласит:

— Сколько снега они нанесут!

А за дверцей грохот и скрип, и, отряхнувшись, они вваливаются ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, белоснежные, как масса снеговиков: Темный, Горбач, Лорд и Лэри, а с ними две девицы: голубая куртка и фиолетовая — всем страшно забавно, и Лэри с идиотическим гоготом обрушивает в центр доски большой снежок.

Фигуры повержены, Сфинкс, криво улыбаясь, вытирает лицо коленом. Очень разлюбезно оскаливается, но Лэри все таки раздумывает кидать 2-ой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава снежок и с той же идиотической улыбкой разбивает его о свою голову.

Темный и Горбач помогают девицам раздеться. Куртки летят на подоконник, снимаются шапки и разматываются шарфы. Женщина в голубом оказывается огненно-рыжей и это, естественно, Рыжеватая — лицо, как у лисички, и чернильные глаза. А женщина ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава в фиолетовом — Муха, очень смуглая и зубастая, вся испещренная родинками. Опознав их, подпрыгиваю на подушках и приветственно верещу.

Они сходу, не сговариваясь, садятся на пол. Сфинкс пристраивается рядышком, а Темный и Горбач мечутся, раскладывая вокруг чашечки, тарелки и пепельницы, и от всех — влажные, хлюпающие следы, которые Македонский неприметно подтирает ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава тряпкой.

Я тоже сползаю на пол. Располагаемся полукругом. Я под кроватью, как черепаха, только голова торчит. Пьем чай. Над нами — очень красочная коллекция влажных носков на веревке, которая тянется через всю комнату и пахнет сыростью. На батареях сохнут башмаки. Рыжеватая и Муха в одеялах, как индейские скво, и из-под ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава одеяльных капюшонов текут струйки дыма.

Лэри самозабвенно колупает в носу, как ему кажется, неприметно для окружающих. Лорд и Горбач тоже в одеялах, Македонский бродит меж нами, раздавая чашечки, магнитофон бормочет, в общем, мы очень приятно, по-домашнему, проводим время. Не совершенно так, как провели бы его вместе либо со Старенькой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава Чумной Гвардией, так как девицы — это все-же девицы, их присутствие сковывает. Можно представлять себя говорящим что-то страшно смышленое, но само то, что стоило бы сказать, не придумывается. Только плоские, вымученные остроты, совсем не заслуживающие произнесения. Лучше уж молчать, чем гласить такое. И до поры до времени я молчу ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава. Только принюхиваюсь и слушаю других.

Все дискуссируют снежные бои. Никак не могут успокоиться. У Рыжеватой из-под одеяла показываются босоногие ступни. Молочно-белые, расцарапанные, с поджатыми пальцами. Когда она гласит, пальцы шевелятся. Муха строит морды, раскачивается и хихикает. Давится дымом и стягивает одеяло с головы. Сейчас ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава нам видны ее острые зубки и мелкие кольца в ушах — по 5 в каждом ухе. Брови присыпаны алмазной пудрой. Она похожа на вороватого цыгана. Может, оттого что всегда выставляет губки, а может, оттого что шевелит ноздрями. Очень просто представляешь ее за каким-либо необыкновенным занятием вроде конокрадства. И гласит она очень стремительно — даже ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава для меня.

А Рыжеватая молчит. Если не курит, то грызет ногти. Смотря на их со стороны, хоть какой произнес бы: вот умеренная и тихая женщина, а вот — запанибратская и болтливая. Все очень просто и понятно, выбирайте, кому какая по нраву. Но те из нас, кто знаком с ними с ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава юношества, знают, что все не так просто, как кажется. Так как конкретно Муха 5 лет — от 6 до одиннадцати — молчала, не будучи ни глухой, ни немой, и скрывалась под кроватями от хоть какого, кто пробовал к ней подойти, а Рыжеватую приблизительно в то же время воспитатели окрестили Дьяволом. Даже ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава меня так не называли. Так что кротости в ней не больше, чем во мне, и то, если поверить, что с того времени она все притихала с каждым годом.

Дергаю ее за край одеяла:

— Эй, Рыжик, а девчонок на данный момент сажают в Клеточки?

Она нагибается ко мне:

— Естественно. Только ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава они в нашем коридоре, а не в воспитательском. Крестная не доверяет нас Ящикам. Они вечно опьяненные и распускают руки. Сама нас запирает, сама выпускает. Ключи только у нее.

— Ух, — говорю. — Ей это подходит.

Крестная — стальная леди Дома. При взоре на нее кажется, что при ходьбе она должна бы погромыхивать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава и позвякивать, как Металлический Лесоруб. Но стучат только ее каблуки.

Лэри спрашивает, как поживает новенькая воспитательница Блондиночка. Новенькая воспитательница девчонок — возлюбленная тема Логов. Они ее любят. С тех пор, как в первый раз узрели.

— Пока притирается, — докладывает Муха. — Миленькая, но какая-то уж очень нервная. Наверняка, не возьмет для себя отдельную ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава смену. Так и остается на побегушках. А волосы у нее натуральные, представляете? Реальная натуральная блондиночка. Очень прекрасный колер.

Лэри сглатывает слюни и мечтательно вздыхает. По мне, таких блондинок идеальнее всего заживо закапывать в землю. Может, она и прекрасная, не знаю. Я лицезрел ее дважды, и оба раза смотрел лишь ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава на часы. Здоровые, с луковку. Тикающие, как бомба с часовым механизмом. Гнуснейшего вида. Так что мне было не до ее волос.

— Наш Толстый в нее втюрился, — ведает Сфинкс. — Мы гуляли с ним на первом, когда она вышла от Акулы прямо нам навстречу, и как она появилась, Толстый выкинулся из ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава коляски и пополз к ней. С обезумевшой скоростью. Никто не ждал от него такового.

— И чего? — спрашивает Муха, сделав огромные глаза.

— Ничего, — морщится Сфинкс. — Обслюнявил немного. Но клику было много.

Некое время мы молчим, отдавая дань разбитому сердечку Толстого. Рыжеватая вылупилась из собственной паранджи — в красноватой футболке Горбача впридачу ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава к своим пламенным волосам она — как пылающий факел. На такое лицо просто нельзя было сажать темные глаза. Это стращает и оставляет царапающее чувство на коже.

Муха крутит головой, что-то выглядывая.

— А где ваша ворона? У вас ведь ворона живет? Так охото на нее посмотреть!

Горбач идет доставать Нанетту ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, которая в это время глядит десятый сон.

— Как дела у Русалки? — спрашиваю я. — Такая малая, с длиннющими волосами, — уточняю наружность, так как не уверен, что верно помню кличку.

— Это к ней, — Муха тычет пальцем в Рыжеватую. — Они из одной комнаты. Самая стршная комната у их.

Не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава смотря на Муху, Рыжеватая вздергивает брови. Подбородок на коленях, вдумчиво водит пальцем по губе.

— Я желала сказать, самая уникальная, — кашлянув, поправляется Муха. — Самая необыкновенная комната, я желала сказать…

Горбач приносит заспанную, оцепеневшую от негодования Нанетту и показывает ее девицам. Муха осторожно гладит синие перья. Птица содрогается, ее глаза затягиваются ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава прозрачной пленкой. В более бодреньком состоянии исклевала бы вражьи пальцы в кровь.

— Красота… Душечка, — безмятежно воркует Муха. — Кросотка!

Душечка и кросотка косит, начинает угрожающе похрипывать, и Горбач поспешно возвращает ее на нашест.

— Душка! — не унимается Муха. — Так бы и съела ее.

— Поначалу запасись вставными очами, — рекомендует Темный. — Она совсем не такая ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава уж душечка.

— Ну нет, — ноет Муха, расстроенно провожая взором Нанетту, — не может быть, чтоб такая красота была злючкой.

— Потому что там Русалка? — опять спрашиваю я. — Мы с ней малость пообщались вчера.

Рыжеватая глядит на мою жилетку и улыбается.

— У Русалки всегда все отлично, — гласит она. — Бывают на свете такие люди ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава. А может, вид у их таковой. Они изредка, но встречаются, люди, у каких не бывает заморочек. Которые так себя ведут, будто бы у их нет заморочек.

Все смотрим на Македонского. Он багровеет и путается в шнуре кофеварки. Пока распутывается, мы на него уже не смотрим.

У меня во ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава рту странноватый привкус от нашего разговора. Будто бы я тоже знаю, какая она — женщина, что шьет наилучшие в мире жилетки и дарует их первому встречному. После такового разговора нужно покурить. Мы с Рыжеватой закуриваем сразу, только к ней, в отличие от меня, со всех боков тянутся зажигалки ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, 1-ая от Лорда, и я вдруг замечаю, что он некий удивительно пунцовый и глядит на Рыжеватую тоже как-то удивительно. Обшаривающе и огненно. Даже, можно сказать, плотоядно. Это так оказывается на виду, что я немного смущаюсь. И кошусь на Сфинкса — увидел ли он?

Сфинкс если что и увидел, по ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава нему этого не скажешь. Крутит граблей пепельницу, весь из себя сонный. У их с Волком всегда был таковой вид, когда они настораживались. Фальшиво дремлющий.

— Я вот защищал-защищал свое ухо, — невпопад докладывает Лэри. — А мне все равно по нему попало. Да еще как очень. Боюсь, снова воспалится, как в прошедший ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава раз… — Он щупает ухо, позже рассматривает пальцы. Будто бы от прикосновения к ушам воспаление могло из их выпасть.

— По для тебя не скажешь, что у тебя препядствия с ушами, — разлюбезно отмечает Муха.

Лэри думает. Расценивать ли эти слова как комплимент.

Обсуждаем последнюю выставку. Картин там было раз-два ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава и обчелся, зато Дракон из третьей выставил расписанного себя, и это вправду было увлекательное зрелище. На Дракона жутко глядеть и без росписей. А на разрисованного… От разговора о выставках Курильщик незначительно оживляется и ведает о паре выставок, которые посетил в внешности. Позже мы обсуждаем Гадальный салон. Я там поработал неделю ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава гадалкой-хироманткой, так что мне есть чего поведать. Муха и Лэри злословят о девчачьих воспитательницах, другими словами, естественно, Муха злословит, Лэри только поддакивает, а мы с Рыжеватой затеваем спор о Ричарде Бахе, тоже полностью для себя сплетнический. Сходимся на том, что хоть он и писал хорошие книжки, но с дамами ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава себя вел, как скотина. Чего стоили хотя бы поиски Единственной, в процессе которых девицам приходилось чуть не сдавать экзамен по пилотированию самолета.

— Курящие исключались с ходу! — бурлит Рыжеватая. — Только поэтому, что он, как видите, не курил. Будто бы нельзя кинуть, если уж очень приспичит.

Мне охото еще побеседовать о Русалке ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, но я не решаюсь.

Слепому любопытно, когда возвратится из похода в внешность Крыса — главный Летун Дома, которой он надавал заказов на крупную сумму. Рыжеватая не знает, когда возвратится Крыса. Никто этого не знает. Даже сама Крыса. Темный начинает выпытывать, где Крыса ночует в внешности и как ей удается оставаться ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава там так длительно, но ни Рыжеватая, ни Муха ничего не могут ему сказать, так как сами ничего об этом не знают.

Рыжеватая глядит в потолок.

— У вас когда-то была стенка, на которой жили животные… — совсем невпопад гласит она. — А дверь вы держали запертой. И ставили ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава перед ней ловушки. Крысоловки и капканы. Так гласили. Я представляла для себя эту вашу стенку так нередко, что в некий момент стало очень принципиально узреть ее по сути. Тогда я влезла в вашу спальню через окно…

— Там решетки и нет карниза, — шепчет Лорд, не сводя с нее пылающих глаз. Рыжеватая ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава глядит на него мимолетно и усмехается.

— Тогда решеток еще не было. А повдоль стенки есть таковой крошливый выступ. Я прошла по нему до середины и ужаснулась. Проторчала там целую вечность, не могла пошевелиться. Пока меня не засекли старшие. Это было страшно.

— Они тебя сняли, — угадываю я. — Притащили лестницу и спустили ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава вниз.

— Нет. Они просто стояли понизу и смотрели. Им было любопытно. Пришлось идти далее.

— Ага, — вздрагивает Горбач, — глядеть с энтузиазмом они умели. Лучше не вспоминать…

— Не мешай! — я подползаю поближе, подозревая, что вот-вот услышу что-то страшно увлекательное. Что-то принципиальное. — Ну, ну! — подбадриваю я Рыжеватую. — И чего ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава было далее? Ты влезла и…

— И очутилась в вашей спальне, — Рыжеватая, смущенно улыбаясь, крутит окурок. — Поначалу просто радовалась, что стою на земле, таковой надежной и жесткой. Позже рассматривала стенку. Она оказалась не совершенно таковой, как я ее для себя представляла, но все равно была умопомрачительная. У нее будто бы не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава было краев. С обеих сторон, — Рыжеватая разводит руками, демонстрируя что-то неохватное. — Тяжело разъяснить. У меня было не много времени, я знала, что вы вот-вот вернетесь, а ведь еще было надо вынудить себя вылезти в окно, пройти по этому стршному карнизу и съехать по трубе… Но я не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава удержалась. Отыскала в тумбочке толстый фломастер и нарисовала на стенке птицу. Она вышла такая неказистая, уродливая… Попортила вам всю стенку. Я так расстроилась, что даже не увидела, как вылезла назад и спустилась. Позже полночи проревела.

— А через два денька, — кончает Сфинкс, — ты возвратилась, чтоб раскрасить свою ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава чайку. Белилами. И подписалась — Джонатан. И Джонатан стал оставлять нам подарки…

— Господи! — стонет Горбач. — Так ты и была Джонатаном? А мы-то мучились, капканы расставляли…

— Вот это вот, — сообщаю я своим ногтям, — и именуется потрясением. Когда вдруг узнаешь неразгаданную тайну. На старости лет. От такового просто можно получить психологическую травму ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава. Понимаешь, Темный, мы всегда находили…

— Я все сообразил, — перебивает Темный. — Не нужно разъяснять.

Но ему не осознать. Ни ему, ни Лорду с Македонским, ни Лэри. Усвоют только Стервятник, Валет, Кросотка и Слон. Если им поведать. А больше никто.

Все кое-чем тихо шуршат. Горбач хлопает себя по кармашкам, Слепой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава тоже кое-где роется. Я выуживаю из уха серьгу. Наши руки встречаются над расстеленным одеялом. На ладошки Горбача бронзовый колокольчик. У Слепого — монета на шнурке. Я держу серьгу.

— Дурнопахнущему пирату от Джо, Летуна над морями, — цитирую я. — Только записка, естественно, издавна потерялась.

Рыжеватая кусает губу:

— Вы их храните! До сего ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава времени!

— Это подарки Джонатана, — смеется Сфинкс. — Реликвии. Если я не ошибаюсь, одна даже перебежала по наследию к Лорду. Ракушка.

Лорд хватается за ракушку и сжимает ее в кулаке. С очень фанатичным видом.

— Да, кстати, — напоминаю я. — Больше всего подарков получал Слепой. Почему-либо. Всяким скупым людям было даже ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава как-то грустно.

Рыжеватая вспыхивает и кидает на меня взор, в каком смешаны упрек, просьба не углубляться в мемуары и еще много чего, так что язык сам собой прикусывается, а в голове начинают крутиться запоздалые гипотезы насчет того, кто по какой причине очутился этим вечерком в нашей спальне.

— Ах так ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава? — гласит Темный, отпивая остывший чай и ни на кого не смотря. — У Джонатана, означает, были свои любимцы?

Рыжеватая багровеет еще посильнее, но гордо выпрямляется и кивает:

— Да, были. И на данный момент есть. А что?

Под взором Лорда я бы на месте Рыжеватой такового гласить не стал. Вообщем в ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава присутствии полыхающего глазами, нечеловечески прекрасного Лорда я бы на ее месте растерял дар речи. Но девицы — странноватые существа. Если ей больше нравится Слепой, здесь уж ничего не поделаешь. В конце концов Джонатан не просто так рисковал жизнью, лазая в чужие окна.

— Я вспомнила один пасьянс, — гласит Муха, смущенная ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава общим молчанием. — Именуется «Голубая мечта». Практически никогда не выходит, но если вышел, считай, основная мечта сбылась. Любопытно, правда?

— Жуть, — говорю я. — Демонстрируй быстрее. У меня полным-полно всяких мечт.

Македонский передает карты и отодвигает чашечки на край одеяла. Муха начинает раскладывать пасьянс, по ходу давая путаные разъяснения. Рыжеватая ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава дрожит и закутается в одеяло, поджимая под него босоногие ноги.

— Если ты промерзла, надень мои носки, — предлагаю я. — Позже вернешь как-нибудь. Когда зайдешь к нам еще.

Она не возражает, и Македонский идет доставать из шкафа мои носки.

— Может, и мой свитер? — неуверенно гласит Лорд. — Он теплый…

— Вот, — горестно докладывает Муха ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, застыв с последней картой в руке, — не вышел! Как обычно. Я же говорю, он практически никогда не выходит. Это специально так, чтоб было увлекательнее.

Она поворачивается к Лорду:

— Можно я надену твой свитер? Я тоже что-то промерзла. Прямо вся дрожу.

Лорд вяло кивает:

— Естественно.

— А какая у тебя голубая ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава мечта? — спрашиваю я Муху. — Та, что никогда не выходит?

Она отмахивается от меня картой:

— Что ты! Нельзя говорить, а то никогда не реализуется.

Горбач и Лэри тайком позевывают. Рыжеватая натягивает мои носки.

— Отлично у вас, — гласит Муха. — Но вроде уже поздно. Ни у кого нет часов?

— Шшш… — шипят ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава на нее со всех боков, и ошеломленная Муха зажимает для себя рот.

— Чего? — бурчит она в ладонь. — Я что-то не так произнесла?

— Не стоит упоминать в присутствии Табаки вот это самое, что ты только-только упомянула, — гласит Горбач, качая головой. — Правда, не стоит.

— А чего я такового ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава упомянула? — шепотом спрашивает Муха. — Я уже и сама не помню.

Горбач и Лэри стучат себя по запястьям и таращатся на несуществующие часы. Лэри, подразумевая меня, с гиперболизированным омерзением, но бедную Муху его вид совсем запутывает.

— Что это? — спрашивает она. — Болезнь какая-то?

От этого разговора, и в особенности от жестов ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, меня начинает тошнить. Немного. Обиженный, что они заостряют внимание на моих психологических аномалиях, отползаю под кровать и зажимаю уши — пусть для себя дискуссируют. От 1-го упоминания часов я еще никогда не впадал в буйство — это всем понятно. Когда выползаю, молвят уже о другом. И вообщем собираются.

Девицы ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава стоят без одеял, у Мухи из-под сероватого свитера Лорда торчит свой, пестрый. Одергивая оба, она любуется своим отражением в полированной двери шкафа и забавно оскаливает зубы. Лэри, натягивая сапоги, поет дифирамбы ее ременной пряжке, которую я прозевал. Македонский сворачивает одеяльную скатерть. Сфинкс и Слепой тоже собираются, а Лорд, отъехавший в угол ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава, чтоб высвободить место, смотрит оттуда за Рыжеватой, как охотник за дичью, внимательно и жгуче.

Чтоб ничего не пропустить, выползаю совершенно. Хотя пропускать уже нечего: гости уходят, вечер издавна стал ночкой, диджей приветствуют страдающих бессонницей — еще немножко, и все впадут в предрассветный ступор. Самое грустное из состояний. Не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава все могут болтать ночь напролет, не теряя при всем этом бодрости, как, к примеру, я. Рыжеватая до сих в моих носках и, как бы, так и собирается уходить, означает, есть надежда, что придет еще. Хотя, может, естественно, просто передать с кем-нибудь носки.

— Пока, — молвят они с Мухой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава мне, Лорду и Македонскому. Все другие хотят их провожать. С фонариками.

— Пока, Джонатан, — говорю я Рыжеватой. — Приходи еще.

Она неопределенно кивает и косится на Слепого. Слепой, естественно, не в курсе, но мог бы и додуматься, так как другие честно выдерживают паузу перед тем, как начать ее уговаривать, уступая ему первенство. Заодно ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава уговаривают и Муху, а Лэри, хихикая, даже предлагает им прихватить с собой Длинноватую Габи. Совершенно дурачина.

В конце концов они выходят. Всей компанией. Остаемся мы с Македонским, Курильщик и Лорд, который с уходом Рыжеватой сходу теряет всю сверкливость и огненность, сделавшись мерклым и мрачноватым.

Влезаю на кровать ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава и начинаю приводить ее в порядок. Расстелив пакет, стряхиваю на него пепельницы и огрызки того и этого, отрываю от прутков спинок катышки жевательной резинки, сгребаю в кучу учебники и тетради. Когда весь кавардак сместился к подножию постели, раскапываю для себя в изголовье нору и ныряю в нее. Мрачно и комфортно, тихо ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава шваркает веник Македонского, а Лорда вообщем не слышно. Нагоняю на себя мало сонного тумана, совершенно немного, для большего комфорта, и начинаю вспоминать.

Джонатана. Призрака нашей комнаты. Наверняка, за всю историю Дома, только у нас был собственный свой призрак, и мы этим очень гордились. Не сосчитать, сколько раз мы ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава обсуждали его подарки, пытаясь угадать кто он, сколько устраивали засад и ловушек, в которые он никогда не попался. Что совсем уверило всех в его нечеловеческом происхождении. Поначалу мы подозревали ближайших соседей. Позже старших. Но ни те, ни другие не могли ничего знать о наших ловушках и засадах, а Джонатан ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава каким-то образом узнавал. Отчаявшись изловить его самого, мы пробовали вычислить его по почерку. Неделями собирали эталоны, выкрадывая из учительской тетради, оставленные для проверки. У нас их скопилась целая куча, и мы как раз собирались ее убить, когда на нее натолкнулся уборщик и выдал нас дирекции.

Лежу, перебирая ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава в памяти действия тех дней. Забавно. Никому из нас и в голову не пришло стащить хоть одну девчоночью тетрадь. Так как Джонатан, ясное дело, был мужиком. Мы 1-го не понимали: почему он не выдумал для себя более увлекательную кличку, почему избрал имя? Когда надежда вычислить его пропала, мы стали писать ему ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава записки.

«Почему Джонатан?»

Заместо ответа нам была оставлена узкая книга про чайку. Мы прочитали ее друг дружке вслух, как было у нас тогда принято. Из-за Слепого, из-за Кросотки, читавшего по слогам, и из-за Слона, так и не одолевшего алфавит. Это повелось как-то само собой ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава. Наилучшим чтецом был, естественно, Волк, и ему доставались самые длинноватые кусочки, а худшим, по общему утверждению, был я. Мы узнали все про чайку Джонатана, да и это не посодействовало нам осознать, кем был наш потаенный гость. Книга не была библиотечной и улик не прибавила, а звучные упоминания о чайках не вывели ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава на предполагаемого владельца книжки. Из старших книгу читали практически все, из младших — только мы.

«Ты чайка?» — спросили мы Джонатана в последующей записке. Джонатан промолчал, но оставил подозрительное бурое перо. Перо мы сохранили и демонстрировали всем, кто хоть малость разбирался в орнитологии. Знатоки сошлись на том, что оно не ИСПОВЕДЬ КРАСНОГО ДРАКОНА 23 глава чаячье, но сказать, чье конкретно, не смогли.


ispolzovat-dlya-plavaniya-naduvnie-predmeti.html
ispolzovat-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-mou-novomarkovskoj-sosh-kantemirovskogo.html
ispolzovat-priobretennie-znaniya-i-umeniya-v-prakticheskoj-deyatelnosti-i-povsednevnoj-zhizni-dlya.html