Использование заимствованной юридической терминологии

Процесс формирования терминологии российского законодательства всегда был связан с возникновением тех либо других взятых юридических определений. Терминологическое заполнение юридических норм уже с самых стародавних времен происходило, в том числе, и при помощи рецепции, являвшейся одним из главных частей нормативного конструирования. Сначало определения заимствовались, в главном из греческого, также из тюркских Использование заимствованной юридической терминологии и скандинавских языков. На следующих шагах становления юридического языка, приблизительно с начала XVII века, в Рф посреди заимствований устанавливается типичная «диктатура» определений, имеющих латинские корешки. Большая часть из их были прямо рецепированы из римского права, которое представляло собой исторически высочайшее достижение в области юридической техники. Когда-то римское право Использование заимствованной юридической терминологии называли «писаным разумом» (гаtio scipta). В российских нормативных актах XVII - ХVIII веков появились такие латинизмы, как «апелляция», «инструкция», «фамилия» и др.

Очевидно, современное право ушло далековато вперед во всех областях регламентации публичных отношений, но и многие новые юридические конструкции складываются из главных определений, разработанных конкретно в римском праве.

Значение Использование заимствованной юридической терминологии римского права для формирования российскей юридической терминосистемы неоценимо. Войдя через рецепцию в практику средневековых стран, в том числе и Рф, римское право оказало большущее воздействие и на все следующие источники права, в большей степени, штатского. Количество заимствований на разных шагах развития русского страны и права варьировалось зависимо от разных Использование заимствованной юридической терминологии причин, в том числе идейно-политических, экономических, соц. Так, к примеру, существенное усиление процесса рецепции понятий и их наименований наблюдалось в период правления Петра I. В этот период заимствуются многие латинизмы при посредничестве германского, польского, французского и британского языков («артикул», «аудитор», «асессор», «адвокат», «арбитр», «дуэль», «юстиция»), также французские Использование заимствованной юридической терминологии определения («арбитраж», «департамент»)». Данное событие связано с политическими мнениями Петра, сначала, с направленностью на интеграцию Рф и западных держав, также с новыми экономическими веяниями, показавшимися в период его правления.

Последующая волна заимствований пришлась на 1-ые нормативные источники русского страны, потому что в послереволюционные годы наблюдалась трагическая нехватка наименований для новых понятий, соответствующих Использование заимствованной юридической терминологии для «новой жизни». В качестве примеров можно привести такие определения, как «концессия» (от лат. сoncession - решение, уступка), «конфискация» (лат. confiscatio), «кредитор» (лат. creditor), «коносамент» (франц. сonnaisement). И, в конце концов, заключительный шаг более активного внедрения заимствований характерен для постсоветского терминологического развития русского законодательства.

Всплески активности проникания взятых определений в Использование заимствованной юридической терминологии юридический язык происходят при приблизительно похожих обстоятельствах. Толчком к рецепции служат перемены в публичном строе страны, обновление институтов и норм права, возникновение новых форм публичных отношений. Потому одним из главных источников пополнения современного русского языка законов является юридическая терминология, использующаяся в разных нормативных правовых актах забугорных государств. Современное Использование заимствованной юридической терминологии русское законодательство практически заполнено определениями, имеющими иноязычные корешки. В реальный момент в разных законодательных актах употребляются такие взятые определения, как «аваль» (франц. aval), «аккредитив» (от лат. accreditivus – доверительный), «акцепт» (от лат. acceptus - принятый), «бенефициар» (от лат. beneficium - благодеяние), «брокер» (англ. broker), «дилер» (от англ. dealer), «ипотека» (греч Использование заимствованной юридической терминологии. hypotheke - залог, заклад), «кондоминиум» (лат. condominium), «контракт» (лат. contractus), «лицензия» (от лат. licentia-свобода, право), «оферта» (от лат. offertus – предложенный), «патент» (от лат. patens - открытый, ясный), «приватизация» (от лат. privatus - личный), «сервитут» (от лат. servitus – обязанность, обязательство, повинность) и целый ряд других.

Взятые юридические определения в большинстве собственном сначало непонятны для Использование заимствованной юридической терминологии адресатов правовых норм, и потому их некорректное истолкование либо чрезмерное внедрение в тексте законодательного акта оказывают прямое негативное воздействие на его качество.

Невзирая на то, что неувязка, связанная со настолько активным внедрением взятой юридической терминологии в текстах российских законов, в текущее время вызывает теоретический энтузиазм, до ближайшего времени Использование заимствованной юридической терминологии не было никаких нормативных правил использования заимствований в официальном тексте. Только с принятием Федерального закона «О муниципальном языке Русской Федерации» косвенно, но все-же получила закрепление позиция страны по поводу способности использования иноязычных определений в официальных источниках, в том числе, в законодательных актах. В части 6 статьи 1 данного закона установлено Использование заимствованной юридической терминологии положение, в согласовании с которым, «при использовании российского языка как муниципального языка Русской Федерации не допускается внедрение слов и выражений, не соответственных нормам современного российского литературного языка, кроме зарубежных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в российском языке». Исходя из смысла данного установления следует, что употребление заимствований в официальных источниках допустимо Использование заимствованной юридической терминологии, но только при условии дефицитности собственных языковых средств.

Далековато не все иноязычные определения безболезненно приспосабливаются в русском законодательстве. При всей неизбежности расширения границ современного юридического языка, обусловленной активным проникновением заимствований, нужно тормознуть на 2-ух дилеммах, которые являются следствием не всегда обмысленных решений русских участников законотворческой деятельности:1. Внедрение иноязычного юридического термина Использование заимствованной юридической терминологии там, где есть настоящая, а, часто, и тривиальная возможность использовать более понятный термин с русскими корнями либо обрусевший, эквивалентный по собственному содержанию заимствованию.2. Употребление иноязычного юридического термина в неверной трактовке.

Наличие первой препядствия почти во всем обосновано чрезмерным внедрением взятой лексики в тексте закона, что вызвано неоправданным желанием Использование заимствованной юридической терминологии его разработчиков выделить наукообразность, придать ему дополнительную «солидность».

Данная тенденция небезопасна как для законодателя, так и для всех заинтересованных в правильном применении закона лиц.

Примеры.

Есть определенные сомнения в необходимости потребления в текстах гражданско-правовых законодательных актов такового термина, как «лизинг», у которого есть официальный, «обрусевший» синоним – «финансовая Использование заимствованной юридической терминологии аренда». Данные определения обычно употребляются вкупе (к примеру, в Федеральном законе «О денежной аренде («лизинге»)). Есть тривиальные способности для русификации данного термина в рамках русского права. То же самое относится и к термину «коммандитное товарищество», обладающему официальным, «обрусевшим» синонимом «товарищество на вере».

Разноплановым представляется внедрение и такового термина Использование заимствованной юридической терминологии, как «пролонгация» в современном законодательстве (к примеру, в тексте ст.ст. 98-99 Экономного кодекса Рф, статьи 49 Федерального закона «О Центральном банке Русской Федерации (Банке Рф)»). Русским аналогом данного термина служит слово «продление», которое на сто процентов отражает сущность соответственного понятия и готово к более активному функционированию на официальном уровне. Корешки 2-ой выделенной Использование заимствованной юридической терминологии трудности находятся несколько поглубже. Так, в отдельных случаях есть некие трудности с адекватностью законодательного восприятия иноязычных юридических определений тому содержанию, которое заложено в словарных трактовках. Примеры.Словарная интерпретация термина «пари» (фр. – pari) позволяет нам убедиться во мировоззрении о том, что пари – это «условие, которое должен исполнить проигравший в споре Использование заимствованной юридической терминологии», при всем этом его законодательное объяснение смотрится последующим: пари – это «азартная игра, при которой финал основанного на риске соглашения о выигрыше, заключаемого 2-мя либо несколькими участниками пари меж собой или с устроителем данного вида азартной игры, находится в зависимости от действия, относительно которого непонятно, наступит оно либо нет». Разумеется, что Использование заимствованной юридической терминологии в тексте Федерального закона ««О муниципальном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении конфигураций в некие законодательные акты Русской Федерации» трактовка термина «пари» идет вразрез с его словарным (общим) осознанием, пари в законе – это не условие, подлежащее выполнению проигравшим в споре, а азартная игра Использование заимствованной юридической терминологии, другими словами, быстрее, сам спор и все его последствия. Потому законодательное определение в исследуемой ситуации существенно обширнее, чем словарная трактовка.

Не считая этого, в русском законодательстве есть случаи, когда иноязычный термин, задействованный в тексте нескольких законов, употребляется в их в различном смысле. Это обосновано также только одним – неверной трактовкой настоящего Использование заимствованной юридической терминологии содержания данного термина в законодательном тексте. К примеру, очень спорным является употребление в современном законодательном тексте такового взятого термина, как «листинг». Это обосновано, сначала, несовпадением изначального смысла данного термина с его значением, в каком он, в определенных случаях, употребляется в тексте закона. Термин «листинг» образован от Использование заимствованной юридической терминологии британского «list» – «список», а окончание – ing присваивает ему нрав деяния. Потому при использовании его в статье 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», однозначно отражается содержание данного термина: листинг ценных бумаг – это «включение фондовой биржей ценных бумаг в котировальный список» (ст.2). Листинг в этом случае понимается как процесс, связанный с включением Использование заимствованной юридической терминологии ценных бумаг в котировальный перечень. Но, к примеру, в части 4 статьи 6 Федерального закона «О защите прав и легитимных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» термин «листинг» воспринимается по-другому. В ней, а именно устанавливается, что «профессиональный участник при отчуждении ценных бумаг инвестором должен по просьбе инвестора кроме инфы Использование заимствованной юридической терминологии, состав которой определен федеральными законами и другими нормативными правовыми актами Русской Федерации, предоставить информацию о:

ценах и котировках этих ценных бумаг на организованных рынках ценных бумаг в течение 6 недель, предшествовавших дате предъявления инвестором требования о предоставлении инфы, если эти ценные бумаги включены в листинг организаторов торговли, или сведения об отсутствии этих ценных Использование заимствованной юридической терминологии бумаг в листинге организаторов торговли…». Другими словами, в этом случае листинг уже понимается как статичное явление, как сам котировальный перечень ценных бумаг, а не процесс его формирования. Это неверное осознание смысла данного термина. Потому в приведенном контексте части 4 статьи 6 Федерального закона «О защите прав и легитимных Использование заимствованной юридической терминологии интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» нужно использовать термин «котировальный список», а не термин «листинг».

Стержнем использования иноязычной юридической терминологии в текстах русских законов должна являться терминологическая преемственность. Она обеспечивает последовательность и устойчивость формирования юридической терминологии. Процесс преемственности по отношению ко всему юридическому языку является основой для поступательного развития юридической Использование заимствованной юридической терминологии терминологической системы. Потому следует заострять внимание на практической значимости каждого вводимого иноязычного термина, на его согласовании обозначаемому понятию. Но это совсем не означает, что употребление взятых юридических определений в российском законодательстве грешно либо нецелесообразно. Напротив, нужно избегать и другой крайности – использования только закоренелых слов и игнорирования иноязычных определений, вправду Использование заимствованной юридической терминологии требующихся для разъяснения каких-то новых для русского права понятий. В каждом законодательном акте нужен терминологический баланс, основанный на принципе разумного сочетания животрепещущих юридических определений, существовавших ранее, и терминологических новаций, выражающих новые понятия, соответствующие для определенного исторического шага развития страны и права.

Вопросы для повторения и закрепления материала

1. Юридические термины Использование заимствованной юридической терминологии-жаргонизмы: суть и вопросы использования.

2. Терминологические ошибки в русском законодательстве

3. Юридическая терминология как источник латентности текста закона

4. Внедрение взятой юридической терминологии


ispolzovanie-web-resursa-navigator-pervokursnika-kak-faktor-povisheniya-urovnya-informatizacii-uchebno-vospitatelnoj-sredi-vuza.html
ispolzovanie-zaimstvovannoj-yuridicheskoj-terminologii.html
ispolzovanie-zapisej-nablyudenij-dlya-vneseniya-izmenenij-v-programmu.html